Казахстан: светлые и темные стороны советского прошлого

Декабрь 2018 — Скоро год как не стало нашего отца Аманжола Каликова, в этом году ему исполнилось бы 97 лет. Он прожил сложную, богатую событиями и счастливую жизнь. В ней было все – и одиночество детдомовца, и война с самого первого дня и до победного конца, и партийная карьера, и замечательная жена и четыре дочери (хотя он всегда мечтал о сыне), многочисленные внуки и правнуки. Наш отец был большим оптимистом, любил шутить, много читал, написал книгу, часто выступал. Он следил за всеми новостями не только в Казахстане, но и в соседних странах, и в мире. С ним всегда было интересно. Мы не знаем людей, которые бы его не любили.

Наш отец часто говорил, что советская власть дала ему многое в жизни. Как-то несколько лет назад мы его спросили – хотел бы он вернуться в то советское время? Он твердо ответил «нет». Он считал независимость Казахстана огромным достижением, гордился страной, радовался успехам, переживал за проблемы в стране. Искренне восхищался, что мы его дети и внуки, можем свободно путешествовать по миру, говорить на иностранных языках.  О советском времени он говорил, что мы должны знать как светлые, так и темные его стороны. Примерно в 2015 году (в тот год ему исполнилось 94 года) отец написал статью о советском прошлом казахского народа. Он обратился в одно издательство, другое, но везде ему мягко отказывали, говорили: «Аманжол Каликович, ну зачем поднимать такие темы?» Статья так и не была опубликована. Скоро год, как не стало нашего отца. Мы, его дочери, знаем, что он хотел, чтобы его мысли были услышаны следующими поколениями. Спасибо Акипрессу за то, что согласились опубликовать статью нашего отца.

Дочери Аманжола Каликова — Сауле, Зауре, Раушан и Гульнара

 Казахстан: светлые и темные стороны советского прошлого

Аманжол Каликов, 2015

Прошло более двух десятилетий с момента распада Советского Союза, однако до сих пор не прекращаются разговоры: одни по поводу и без повода ругают советскую власть — и еще как! — а у других – ностальгия. В этой связи мои дети мне говорят: «Вы прожили долгую и непростую жизнь в годы советской власти. Поделитесь своими суждениями об этом времени». Хотя я не ученый в области истории, политологии и социологии, я дал свое согласие. Действительно, начиная с 30-х годов прошлого столетия, я был не только свидетелем, но и прямым участником как радостных, так и драматических событий жизни своего народа. Моя личная жизнь тому подтверждение. Детям сразу сказал, что советская власть немало дала нашему народу, и это я называю светлой и солнечной стороной, но были также, я бы сказал, драматические события, о которых не сказать сегодня было бы обманом поколения, которое следует за нами.

Итак, что дала советская власть казахскому народу? (подчеркнуто мною и дальше А.К.)

Первое, казахский народ стал образованной нацией. Когда пишу эти строки, я вспоминаю прочитанные мною когда-то воспоминания одного американского миллионера (фамилию запамятовал) – сына американского коммуниста, который лично знал В.И.Ленина до и после октябрьской социалистической революции. Его дети после часто приезжали в Советский Союз, их принимали И.В. Сталин, Н.С. Хрущев и Л.И. Брежнев. Один из них, в 70-х годах, в Москве построил крупный торговый центр. Так вот, он и рассказывает, что они стали миллионерами в первые годы советской власти, занимаясь только производством простых карандашей и ученических тетрадей, так как на них был небывалый спрос. Советская власть с первых дней всех сажала за парты, от малых детей до пожилых людей – тех, кто не умел ни писать, ни читать. Таким образом, в огромной России проводилась ликвидация безграмотности (ликбез). В дальнейшем, в стране настойчиво осуществлялось бесплатное обязательное начальное семилетнее и среднее образование. Уже к 80-ым годам 20 –го столетия у нас в Казахстане было 85 высших учебных заведений.

А вот что говорил о нас В.И.Ленин: «….к югу и юго-востоку от Оренбурга и Омска огромная территория, где господствует дикость, полудикость и настоящая дикость».

Когда Юрий Гагарин оторвался от земли, наш казах, тогда юный поэт Олжас Сулейменов, к его чести, восхищаясь достижениями человеческого ума, всему миру первым воскликнул: «Земля, поклонись человеку!». Тогда весь цивилизованный мир задумался и вынужден был признать, что в СССР самое лучшее среднее и высшее образование. На днях я читал Олжаса, его слова об Абише (Абиш Келкибаев), в связи с его семидесятилетием. Олжекең пишет: «по показателю читаемости, казахская литература в те годы обходила другие республики СССР и, думаю, большинство стран мира». Дальнейшие комментарии по поводу того, что дало образование нашему народу, думаю излишни.

Второе, советский период для нашего народа – «Золотой Век» в развитии науки, культуры и искусства. Да, у нашего народа и в ХIХ веке были мировые личности: Абай, Шокан и Ибрай – наши великие просветители. Но это были лишь единицы.

В советское время жили и творили, при жизни названные великими, ученый Каныш (Каныш Имантаевич Сатпаев) и писатель Мухтар (Мухтар Омарханович Ауезов). Я их не раз видел и слушал – какое счастье! Уже в 80х годах у нас были десятки ученых с мировыми именами. В трудные годы войны Ж. Шаяхметов убедил центр, и были созданы и работали своя Академия наук, Театр оперы и балета, музыкальная консерватория, Казахский Женский педагогический институт, где обучались девушки-казашки на полном государственном обеспечении. Жүмекең, қазақ қыздарының сауабын алды ғой. Из ЖенПи вышло впоследствии много известных женщин-ученых и деятелей наук. Мир знал не только наших ученых, но и знаменитых певцов, композиторов и художников, также с мировыми именами. После войны я постоянно посещал театры и кино со своей любимой девушкой, Зиядой. Бывало, до слез смеялись, а бывали и настоящие слезы. Я своим детям, внукам и правнукам говорю – вернитесь к чтению хороших книг и посещайте театры и кино, ведь без духовной пищи человек неполноценен.

Третье, наш край до советской власти был отсталой окраиной царской империи. При советской власти экономика Казахстана начала расти небывалыми темпами, правда, иногда, без учета интересов самой казахской нации. Мы были в составе СССР. Рост экономики Казахстана с его природным богатством нужен был для всего Союза. Трудно переоценить вклад Казахстана в победу в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов. Вот что пишет Д.А. Кунаев в своих воспоминаниях: «В Казахстане не было застоя. За 30 лет (1954-1984 годы) экономический потенциал вырос в 7 раз, мы прочно заняли третье место после Украины.

Можно еще рассказать о том, что при советской власти было бесплатное образование, здравоохранение и коммунальное обслуживание – больший процент расходов семейного бюджета. Были установлены низкие цены на все товары народного потребления. Таким образом, был обеспечен устойчивый прожиточный минимум. Отсутствовал страх за завтрашний день. Не было особо богатых людей, так как и людей, за так называемой чертой бедности. Все выше сказанное объясняет ностальгию моего поколения по советским временам, и это нормально.

Дорогие мои дети, вы должны знать, что было со мной, вашим отцом, дедом и уже давно прадедом. Скажу очень кратко. Я остался жив от того голодомора в начале 30-х годов ХХ века, оказавшись в советском детдоме и получив семилетнее образование, по тем временам, очень приличное; меня воспитала Советская Армия и помогла выйти в «люди». В свои 23 года, в годы войны, я стал командиром дивизиона «Катюш» — самого грозного орудия Второй мировой войны. После войны, в течение 40 лет я находился на руководящих постах комсомольской, советской и партийной работы. И на войне, и в мирное время, мои труды были высоко оценены орденами и медалями. Я не был на этой земле лишним человеком, и как круглый сирота не оказался на дне общества. Все это я не забыл, и буду помнить всегда.

Все же есть большое НО.  Я не знаю кем, когда и по какому случаю было сказано: «Платон мой друг, но истина дороже». Дорогие мои дети, как бы мне не было трудно, далее буду рассказывать о драматических событиях, которые испытал наш народ в советское время.

Первое, «қазақ мың өліп, мың тірілген халық» (Ж. Молдагалиев). Такого геноцида – голода 20-30-х годов прошлого столетия в нашей истории не было. До октябрьской революции казахи по численности прочно занимали третье место после Украины среди народов царской империи – более 6 миллионов; есть данные, что было больше. Вследствие голодомора к 1959 году казахов осталось 2,9 миллиона.  В 20-х годах на территории Казахстана казахов было 65%, а к 1959 году — всего лишь 29%. Голодомор начала 30-х годов еще не получил своей политической оценки. Я не сомневаюсь, что это произойдет, хотим мы того или нет. Это надо знать не столько нам, а сколько нашим последующим поколениям. Знание прошлого своего народа поможет им оценить свое настоящее и определиться на будущее.

Второе. Трудно писать без волнения о том, что в советское время была истреблена почти вся мыслящая часть казахской политической элиты. Можно сказать, обезглавили нацию. Алашординское правительство на 75% состояло из казахской элиты с высшим университетским образованием. Алихан Бокейханов, Ахмет Байтурсынов, Миржакып Дулатов …их было немало. Они были Личностями с большой буквы! Где они? Расстреляны. Советскую власть приняли и служили ей такие выдающиеся личности, как Сакен Сейфуллин, Турар Рыскулов и Мухамеджан Тынышбаев. Где они? Всех троих расстреляли, как «врагов народа». Говорят, что Сакен Сейфуллин достойно выстоял, как бы не пытали и не истязали его следователи КГБ. Ответ был таков:

Мен қалқымды сатқаным жоқ, сатпаймында,

Мен қалқыма оқ атқаным жоқ, атпаймында.

Они стали жертвами произвола.

Всего этого оказалось мало – во второй половине 30-х годов 70% активных руководителей среднего звена тоже признали «врагами народа». Часть их была расстреляна, а другим дали длительные сроки лишения свободы; военные репрессии продолжались и в послевоенные годы в 40-50 годы. Осудили крупного ученого-историка Ермухана Бекмаханова и выдающегося литератора Кажыма Жумалиева, каждого на 25 лет, за то, что их высказывания не совпадали с мнением в Москве; гордость и совесть казахской нации, Каныш Сатпаев и Мухтар Ауезов, спаслись бегством в Россию. Когда П.К. Понамарев и Л.И. Брежнев, после Ж. Шаяхметова, приступили к руководству республикой, они заявили: «Вам, казахам, не нужны были ученый Сатпаев и писатель Ауезов, а Москва их приняла и дала им работу». Мягко говоря, это была неправда. Этих казахов спасла передовая часть русской интеллигенции. Считаю уместным напомнить слова В.И. Ленина: «Есть две России – Россия царских палачей и Россия Толстого, Чернышевского и Добролюбова».

Как же нам понимать тех же П.К. Пономаренко и Л.И. Брежнева, когда они за одну ночь освободили от работы 15 высокопоставленных лиц – казахов. Это были Шаяхметовские кадры – не так просто было их готовить и вырастить после 30-летней политической репрессии.

Можно было бы не занимать время читателя, но я все же скажу. Мне был 31 год. Я работал первым секретарем Акмолинского обкома комсомола. Был созван внеочередной пленум обкома комсомола с участием секретарей Центрального Комитета комсомола и обкома партии.  Вопрос стоял «о политическом недоверии первому секретарю обкома комсомола Каликову». Вся вина заключалась в том, что я устроил на работу политзаключенного Алибека Нурмагамбетова, которого я знал с 16-ти лет, когда приехал в Алма-Ату после детдома. В то время я его разыскал по адресу, который мне дали его родственники. Он мне помог. Оказывается потом «тройка» МВД в начале войны осудила его как «врага народа» на 8 лет. Отбыв полный срок, он вернулся в родные места и обратился ко мне. Он был высокообразованным человеком, окончил Ленинградский университет, когда там учились такие корифеи, как М. Ауезов и А. Маргулан.

Когда секретарь ЦК комсомола Казахстана А. Шалов объявил “о недоверии ..” в зале поднялся шум. К трибуне поднялся первый секретарь Акмолинского горкома комсомола Алмухан Сембинов, кавалер 3х орденов боевой славы, приравненный к героям Советского Союза, и твердо заявил: «Кто вносит такой вопрос? Он – вчерашний детдомовец, воевал за Родину и за Сталина, имеет боевые ордена, командовал дивизионом «Катюш» в 23 года, и уже 5 лет хорошо работает по воспитанию молодежи. Если этот вопрос будет обсуждаться, я уйду с работы в знак протеста, без всякого сожаления». Похожее выступление было и со стороны Ахтана Тулеубаева – секретаря Атбасарского райкома комсомола. В зале стояла гробовая тишина. По предложению секретаря Акмолинского обкома партии Андреевой, объявили перерыв на 2 часа. Потом всех собрали и сказали, что не о чем беспокоиться, мы ограничимся беседой с товарищем Каликовым.

Все же, через месяц обком партии меня отозвал и направил в политотдел на железную дорогу, меня также вывели из номенклатуры должностей ЦК. Обком также отменил свое постановление о рекомендации меня в высшую партийную школу при ЦК КПСС в Москве. В итоге, моя карьера была задержана на 5 лет. Я до сих пор считаю, что я легко отделался. Сталин был еще жив. Если бы пленум принял решение, я бы оказался там, где «враги народа».

Третье, Казахская Советская Социалистическая республика была государственным образованием. Имела все атрибуты государственности: собственную территорию, язык, флаг, гимн и свою Конституцию, дающую право на самостоятельность, вплоть до отделения. На самом деле все это было только провозглашением. Советский Союз был закрытым, сверху донизу строго централизованным, тоталитарным государством. Все решающие отрасли промышленности планировались и финансировались из центра, а освоение больших, масштабных Целинных земель шло по так называемой «Красной строке». Руководящие кадры этих отраслей были взяты в основную номенклатуру ЦК КПСС и назначались извне. В больших областях (из 19) первыми секретарями обкомов партии работали, как правило, люди, направляемые из ЦК, кадры других национальностей.

В ЦК КПСС существовал институт вторых секретарей ЦК, глаза и уши Центра. «Москва что хотела, то и делала» (Д.А. Кунаев в воспоминаниях)

Царизм, как известно, своих «декабристов» посылал на Крайний Север, при Советской власти высылали в Советский Казахстан. Появились «Карлаги», «Алжир» (Акмолинский лагерь жен изменников Родины); в годы войны в Казахстан депортировали целые народы– корейцев, немцев, балкар, чеченцев и ингушей — и никто не спрашивал их руководителей, народ, будто их и не существовало. Хорошо, что они попали в Казахстан. Годы были трудными – голод, война. Казахи со всеми делились последним куском хлеба. И они выжили.

Почему на территории Казахстана появился Семипалатинский полигон, где проводились испытания действия взрывных волн 500 атомных бомб на живых казахах? Почему не на крайнем севере или в пустующей Сибири?

В 1979 году я работал заведующем отделом оргпартработы ЦК. В один из выходных дней меня вызвал второй секретарь ЦК А.Т. Коркин, и мы вместе пошли к Д.А. Кунаеву. Он сообщил, что в Политбюро принято решение об образовании немецкой автономии на нашей территории с центром в г. Ерейментау – на моей малой родине. Тут же он добавил: «Я не принимал участия на заседании и даже не завизировал». Все это меня шокировало, я не мог поверить своим собственным ушам. Наши немцы клялись, что они не просили здесь территории; их представители неоднократно бывали в Москве, просили вернуть их туда, откуда выслали – на Волгу, где проживали их предки. Эта территория в свое время была подарена им Екатериной II – царствовавшей более 30 лет в России. Это было за 7 лет до декабрьских событий в Алматы в 1986 году. Тогда все закончилось мирно, благодаря усилиям Д.А. Кунаева, постоянно работавшего лично с Л.И. Брежневым. Хочу заметить, что тогда казахскую молодежь, также вышедшую на мирную демонстрацию против такого решения, поддержала русская молодежь. Спасибо им!

Особенное рвение было проявлено со стороны центра, когда готовили  документы о  передаче Целинного Края России. Если бы это случилось тогда, что было бы сейчас, трудно представить. Крым был отдан Украине, и тем самым уже тогда была заложена мина в отношениях между двумя родственными славянскими республиками, что мы сейчас и наблюдаем. Уход Целинного Края означал бы уход нашей славной истории Великой Степи, одного из очагов человеческой цивилизации, оставленной нам предками. Какие здесь подземные и наземные богатства! В этом крае находятся заповедные места: одно из чудес – арқаның кербес сұлу Көкшетауы – курорт Боровская зона, воспетая Сакеном Сейфуллиным и другими выдающимися поэтами; Ерейментау – родина батыра Канжығалы — одного из главных спасителей Казахской степи от Жунгарских завоевателей; в этой степи Кереку, Баян аул – родина Султанахмета Торайгырова, Каныша Сатпаева, Алькея Маргулана, Олжаса Сулейменова и многих других выдающихся ученых и мыслителей; здесь и знаменитое озеро «Кургалжино», куда слетаются миллионы перелетных птиц, в том числе и розовые фламинго. Здесь на охоте бывали все знаменитости: маршалы, генералы, министры, деятели наук и культуры, государственные деятели Союза и республики и, конечно же, Д.А. Кунаев. Знаменитый писатель Солженицын заявил, что северные земли не принадлежат казахам, их надо переселить на юг, к другим мусульманским республикам. Никто его не опроверг, а генеральный секретарь М.С. Горбачев поддержал.

Целинный Край мог уйти, если бы не председатель Совета Министров Республики Жумабай  Ахметович Ташенов. Он заявил в Москве Н.С. Хрущеву: “Я не имею полномочий от своего народа вести торговлю землей, оставленную нам нашими предками. Это не соответствует национальной политике нашей партии. Нельзя поссорить великий русский народ с дружественным казахским народом и, наконец, это оскорбление нашей нации.” Хрущев вынужден был остановиться, но зато опять, так же, как и Ж. Шаяхметова, снял его с занимаемого поста, направив его заместителем председателя Южно-Казахстанского облисполкома.

Я рассказал о теневой стороне истории нашего народа, так сказать, о драматических событиях, которые едва не привели к исчезновению самой нации: казахов на своей территории осталось абсолютное меньшинство: всего лишь 1/3, чем до октябрьской революции; казахи терпели и молчали. 200 лет колониального царизма и 70 лет советской власти, терпели и молчали, не могли бороться за свои честь и достоинство. Но оно сохранилось в памяти народа навсегда, передаваясь из поколения в поколение.

Терпение и молчание закончилось в декабре 1986 года. Хотел бы остановиться на некоторых подробностях этого события.

16 декабря 1986 года состоялся пленум Центрального Комитета Компартии Казахстана. На нем был освобожден от должности первый секретарь ЦК КПК Динмухамед Ахметович Кунаев. Он занимал эту должность 25 лет и продолжительное время являлся членом Политбюро ЦК КПСС. До его 75- летнего юбилея оставалось всего лишь меньше месяца. В Казахстане не поняли, к чему была такая спешка, даже с точки зрения человеческой этики. Новый генеральный секретарь ЦК КПСС Н.С. Горбачев знал его с того времени, когда работал секретарем Ставропольского крайкома партии и «бывало, крутился вокруг члена Политбюро ЦК КПСС Кунаева, когда он бывал на курортах Кавказа» (из воспоминаний Д.А. Кунаева). Учитывая все это, он мог сам приехать и проводить многолетнего руководителя Казахстана на заслуженный отдых или, в крайнем случае, послать второго секретаря ЦК, или, наконец, одного из членов Политбюро. Но ничего такого не произошло. Приехал рядовой, никому неизвестный ни в партии, ни в стране, секретарь ЦК. Это был самый короткий пленум за всю историю партии – всего 18 минут (некоторые отмечают 15 минут). Что это: казахи говорят в таких случаях: «мазақ қылғаныма». Это унижение, оскорбление личности, несмотря на огромные заслуги перед своим народом, перед своей партией, которой Кунаев служил верой и правдой. Почему не было слова благодарности со стороны членов бюро ЦК, членов ЦК – здесь сидела чуть ли не вся политическая элита республики. Многие из них из рук Кунаева получали самые высокие награды, включая героев социалистического труда. Когда он был у власти, на него чуть ли не молились. Почему боялись статей на страницах главной партийной газеты «Правда», где появился ярлык «Кунаевщина». Скажем, казахи боялись. Мы за 200 лет царского колониального режима и 70 лет советизации бұғып қалдық, оказались в плену. У нас уже нет тех свободных степных батыров и биев – гордых людей. А почему не было слов благодарности со стороны русских? Где был Василий Петрович Демиденко? Он приехал в Казахстан на Целину еще беспартийным. Молодой, смелый и работающий – его сразу заметили. За эти годы он стал первым руководителем 3-х целинных областей. Разве бы он добился такого успеха в служебной карьере без Кунаева? На каждом пленуме он выступал, начиная с хвалебных слов в адрес Кунаева, иногда слишком слащавых. Где были и другие русские друзья, которые, приехав в Казахстан и получив ордена и звания героев, уехали в Москву и получили благоустроенные квартиры. Вопросов много, а обид не меньше. Я размышлял о ЦК и ушел вперед.

Решение пленума, освободившее Кунаева с должности первого руководителя республики и утверждение на его место «чужака», незнающего Казахстан, вызвало осуждения и протест.

На второй день, 17 декабря, казахская молодежь, в основном студенты ВУЗов – казахи – носители национального духа, вышли на мирную демонстрацию на главную площадь г. Алматы. им. Брежнева и потребовали от нового руководства объяснения случившегося. В руках многих были плакаты с лозунгами: «Каждому народу своего вождя!», «Да Здравствует Ленинская национальная политика!», «Нам не надо чужака, если русского, то своего!». Были также просто плакаты с портретами Ленина. Демонстрация не была направлена против русского или других народов. Ничего подобного не было. В те годы о Казахстане говорили, как о лаборатории дружбы народов. В трудные военные годы казахи делились куском хлеба со всеми, кто к нам прибывал – насильно выселенными народами – немцами, кавказцами и многими другими. Во время войны в нормальных условиях жили и занимались своим делом крупные русские ученые и представители культуры и искусства. В своих воспоминаниях они писали об этом. Огромные трудности возникали при встрече и обустройстве сотен тысяч целинников. И их встречали с хлебом и солью.

Вернусь к мирной демонстрации. Новое руководство, вместо того, чтобы сделать все возможное и закончить демонстрацию мирным путем, приняло решение проучить демонстрантов. С позволения высшего руководства Москвы были приняты карательные меры и начали осуществлять операцию «Метель» (название-то какое). Прибывшие из Москвы высшие должностные лица из КГБ, МВД и  генпрокуратуры все докладывали Колбину, новому первому секретарю ЦК КПК. К тому времени он еще даже не знал, кто есть кто в Казахстане. Казахов и казахское правительство отстранили, а приглашенного Д.А. Кунаева отправили домой, мол, без него справятся.  Фактически он был взят под домашний арест. Разве это не оскорбление чести и достоинства нации?

Так, что же было на площади? Солдаты были вооружены саперными лопатами, железными прутьями, использовались служебные собаки. Происходило массовое избиение безоружных. В декабрьские морозы пустили пожарные машины с водометами и холодной водой обливали демонстрантов. Казашек за волосы таскали по асфальту. Демонстрантов силой грузили в машины и увозили. Куда? Это все еще остается вопросом. В этот день на площадь пришел выдающийся режиссер Азербайджан Мамбетов – он был избит. Повсюду слышались крики: «Где ты, Олжас?». Говорили, что его не пустили – похоже на правду. Олжас-бауырым! Если ты будешь читать эти строки, хочу сказать – тогда для казахов, в особенности для молодежи, ты был не только любимым поэтом, но чем-то больше! Сейчас тебя иногда критикуют, может быть зря, может на то есть свои основания, но не забывай, у тебя есть ИМЯ!

В те дни газеты сообщали, что «…несознательная часть казахской молодежи в Алматы, подстрекаемые националистическими элементами…», и умолчали о том, что их поддержали в Караганде, Жезказгане, Павлодаре, Кокшетау, Аркалыке и Талгаре….

Что было потом?

Власти усугубили обстановку. Сотни демонстрантов привлекли к уголовной ответственности. Тысячи, если не десятки тысяч, уволили с работы или отчислили из ВУЗов. Комсомольцев и членов партии исключали из своих рядов. Еще придумали процентоманию и начали распроцентовывать (трудно выговариваю). Некоторые примеры: в Карагандинской школе МВД со всего Казахстана училось 61% казахов, и ее состав к 1989 году довели до 27,8%. Далее – в Чимкенте тех лет перед областными управлениями МВД висели объявления – «казахов в органы МВД не принимаем». Что еще хуже – первый секретарь Карагандинского обкома (фамилию не помню, не имеет значения), в своем докладе написал: “управление националистическим и социалистическим составом студентов было пущено на самотек. 20 000 студентов, и из них 50% казахов, а в Карагандинской области проживает 14,8%”. Все это привело к тому, что в 1989 году за пределы республики на поиски работы и места учебы уехало около 90 000 молодых людей – казахов.

Что делалось с так называемым Кунаевским окружением – исключали из партии, снимали с работы, некоторые из них оказались под судом, лишали квартир. Все это было издевательством над людьми.

17 декабря я сидел в аэропорту Домодедово в Москве, как вдруг в депутатском зале поднялся шум. Когда я подошел, я увидел, что по телевизору только что начали транслировать события на площади Алматы на всю страну. Когда передача закончилась, один грузин стал искать казахов поблизости. Он подошел ко мне и сказал, уточнив, что я казах: “ Какие вы казахи молодцы! Теперь о вас будет говорить весь мир! Теперь очередь за Кавказом и Прибалтикой”. В дальнейшем так и случилось. Я считаю, что декабрьское восстание казахской молодежи было предвестником распада Советского Союза