Мы в соцсетях:

Правда, в десяти томах

25 апреля, 2020 г.

Правда, в десяти томах

Восточные мудрецы говорят, что в этом мире три вещи нельзя скрыть: солнце, луну и правду. В том, что правду нельзя скрыть я убедилась в 1991году, когда вышли результаты раскопок Чон-Ташского захоронения. До этого мы, семья Торекула Айтматова, уже смирились с тем, что никогда не найдем место захоронения его останков…

Хорошо помню тот день, когда меня пригласили в здание КГБ   на прием главного чекиста нашей страны генерала Жумабека Асанкулова. Он по внутреннему телефону пригласил одного из сотрудников, который принес  ему,  пожелтевшую от времени пухлую папку. Я не сразу поняла, что это уголовное дело. Генерал не спеша открыл дело, полистал старые протоколы, потом сказал:

— Вы уже, наверное, слышали, что мы в предгорьях села Чон-Таш нашли место захоронения жертв сталинских репрессий 30-х годов? Это оказалась — братская могила, из которой были извлечены останки 137 человек. Доподлинно установлено, что среди них находится и прах вашего отца. Во время раскопок было найдено его «Обвинительное заключение».

— Как!? Такое разве возможно, ведь прошло уже 53 года? – невольно вырвалось из моих уст.

— Да,оказывается возможно. Вцелом было найдено четыре обвинительных заключения, которые дали возможность найти список всех погребенных… А вот эта папка, это уголовное дело под № 4418, которое было заведено на вашего отца в 1937 году. Можете ознакомиться с ним, — сказал он своим особым баритоном, который был присущ только настоящим генералам и протянул его мне.

Со смешанными чувствами я неуверенно взяла дело в руки, и когда  прикоснулась к шершавой пожелтевшей от времени картонной обложке дела, мои ладони словно обожглись, меня бросило в жар. Охватило странное ощущение, словно время остановилось, а мысли мои потекли в прошлое…

Я открыла папку. Самое первое, что я увидела — это была анкета отца, заполненная им собственноручно. О боже! Почерк его был очень похож на почерк Чингиза. Я про себя еще подумала,«надо же, видимо, почерк тоже передается по генам». В папке находился конверт, в который был вложен военный билет отца. Генерал сказал, что я его могу взять себе, как память об отце. Это было со стороны Асанкулова для меня большим великодушием. Я взяла билет в руки и подумала, что первый раз держу в руках, вещь, которую, наверное, не раз держал в своих руках сам отец. Слезы застилают глаза, ничего не вижу… Некоторое время сидела в оцепенении. Потом взяла себя в руки, постаралась успокоиться. Теперь в глаза бросились протоколы допроса, внизу каждой страницы, которых были поставлены, как мне объяснили, подписи Т.Айтматова.  Подписи были поставлены синими чернилами, очень слабо и не были похожи на ту, которая стояла в конце анкеты, которую я только что читала. Я спросила у генерала – почему? Он ответил, что, может быть он поставил их после пыток, которые тогда применялись во время допросов. Асанкулов предположил, что от применённой к нему физической силы он мог находиться в неадекватном состоянии или же вместо него подписал кто-то другой, для соблюдения процессуальных формальностей… 

Тут я вспомнила рассказы мамы о том, что она слышала от жен репрессированных, которые жили в городе Фрунзе (мы жили в Таласе) и через свои каналы узнавали и тайно передавали друг другу о том, что их мужья во время допросов подвергаются страшным пыткам. Их содержали в карцерах по несколько дней, выводили раздетыми на мороз и держали до окоченения, а затем с издевкой обращались:

– Ну что, замерз? Давай шагай, сейчас согреешься…

После чего силой заставляли садиться на раскаленную докрасна плиту. Эти слухи подтверждаются и воспоминаниями бывшего наркома просвещения Акуна Мыктыбекова. Он в свое время прошел через страшные застенки НКВД, но чудом, остался в живых. По его воспоминаниям «…в тюрьмах с политзаключенными обходились очень жестоко, избивая, уродуя, ломая конечности в створах дверей, постепенно перемалывая кости. Оставляли нетронутыми только два пальца —       указательный и большой на правой руке, чтобы могли держать ручку и ставить подписи под каждой страницей протоколов допроса. Наиболее «стойких» просовывали головами внутрь раскаленных контрамарок. После таких пыток они признавались во всем. И в принадлежности к несуществующим партиям, и в шпионаже в пользу Турции, Ирана, в Пантюркизме, Панисламизме и в массе других надуманных следователями НКВД преступлениях».

Надо сказать, что обвинение, которое инкриминировалось подавляющему большинству репрессированных в 1937-1938 годах в Кыргызстане, в том числе моему отцу, заключалось в том, что якобы они были причастны к деятельности Социал-Туранской партии (СТП), целью которой было отделение Кыргызстана от СССР и переход  под протекторат других капиталистических государств. Такое обвинение было трафаретным и предъявлялось почти всем, оно фигурировало во всех следственных делах, хотя в действительности такой партии  не было в Кыргызстане, она была мифической. Вопрос, зачем это было сделано?

Я тоже задавала себе этот вопрос не раз. Для меня многое стало понятным, когда в свет вышел дневник Жусупа Абдрахманова.  Из него я узнала истинные мысли и чувства, которые появлялись у них в разные периоды установления советской власти.  Я поняла, что с самого начала их поколение искренне поверило в идеи социализма и возможность построения справедливого общества, им импонировали лозунги советской власти: «Власть советам!», «Земля крестьянам!», «Земля тем, кто на ней работает» и т.д. И это было немудрено. Ведь Кыргызстан был самой крайней и отсталой колонией царской России, и еще были тяжелые последствия «Үркүна» (1916г.). После всего этого Октябрьская революция (1917г.) для нашего народа была спасением от колониальной зависимости и гнета. Молодые кыргызские лидеры того времени искренне верили, что с помощью советской власти смогут обрести  свободу, затем автономию в составе СССР. Так оно и случилось. Однако вместе с тем были и тяжелые сложные обстоятельства, связанные с массовыми политическими репрессиями тоталитарного режима Советского государства.

Эйфория от идей и лозунгов, которые пропагандировались революцией, уже в начале тридцатых годов стала проходить, и начали появляться сомнения в правильности политики советской власти. Абдрахманов в своем дневнике напишет:

«…9.IX.28 г. Встретился с товарищами по совместной работе в ЦК (Центральном Комитете – Р.Т.). Говорили о «текущем моменте» и о политике ЦК. Никто не уверен в правильности проводимой линии и долговечности взятого курса. В результате этого – демобилизационное настроение среди среднего партактива. Увиливание от ответственной работы, нежелание быть ответственным за дело – стало законом для среднего партактива. От Москвы у меня самое скверное настроение. Бюрократизм госаппарата, безнадежный пессимизм среди актива – вот, что бросается в глаза провинциалам…»

Ещё один штрих к тому времени. Обсуждая между собой и анализируя результаты политики большевиков ряд кыргызских интеллектуалов пришли к неутешительному выводу: «…Практика построения социализма в отдельно взятой стране показала, что она привела к еще большему обнищанию населения…». В связи с этим группа единомышленников в лице – А. Сыдыкова, И. Арабаеава, А. Шабданова, Т. Сопиева и других задумалась о правильности курса коммунистической партии по социалистическому переустройству колониальных царских окраин, в частности, Кыргызстана.  Они устно обговорили свою программу, которую мы сегодня назвали бы альтернативной официальному направлению, и даже написали «Манифест воззвание». Все это делалось из патриотических побуждений. Каждый из них хотел, чтобы Кыргызстан двигался дальше, развивался и достиг уровня цивилизованных стран. Их действия воспринялись как саботаж, вредительство. Стремительно теряющая свой авторитет большевистская партия не могла допустить своего краха. Для ликвидации таких негативных настроений, и в частности, ликвидации лиц не угодных для советскогогосударства, конечно не без помощи НКВД,была придумана мифическая партия «СТП», которая якобы хотела свергнуть советскую власть. Более того она якобы имела разветвлённую структуру, и для придания достоверности этому мифу сотрудники НКВД «установили» мнимых руководителей партии, рядовой ее состав, а также расстановку сил, которые якобы проникли во все партийные и государственные учреждения страны. НКВД в своих донесениях наверх сообщала, что враги народа в лице членов СТП, троцкистов, бухаринцев и др. окопались «в аппаратах ЦК КП(б), ЦИКа, Совнаркома, НКВД, наркоматах юстиции, земледелия, просвещения, здравоохранения, редакциях, артелях, жилуправлениях, техникумах… И везде руководителями контрреволюции фигурировали – первые лица страны! Вот так был создан мифический образ врага Советской власти, куда попало практически все руководство республики, интеллигенция, и образованная часть населения. Более того для выполнения плана по поиску врагов народа, были репрессированы и простые граждане — колхозники, труженики, торговцы на базарах, и др…

В 1938 году 5 ноября мой отец Торокул Айтматов вместе с другими лидерами страны был расстрелян.137 безвинных жертв, того страшного события, тайно были захоронены в братской могиле на Чон-Таше., а семьям сообщили, что они сосланы в ссылку на 10 лет в дальние лагеря без права переписки. Вот такая страшная правда открылась передо мной в тот день, когда меня пригласили в КГБ ознакомиться с делом моего отца, которому был дан номер -4418.

Уже после открытия Чон-Ташского захоронения я как-то встретилась с Чолпон Токчороевной Жолдошевой (известный в нашей стране учёный, профессор, доктор филологических наук, член-корреспондент Академии наук, дочь бывшего министра просвещения (1935г) Токчоро Жолдошева). Мы разговаривали о каких-то, волнующих нас вопросах и, слово за слово как-то незаметно перешли на тему наших отцов. И она мне говорит:

— Ты и вся ваша семья счастливые.

— В чем мы счастливы?- спросила я.

— Вы нашли место захоронения вашего отца. А мы… Я сколько искала, сколько писала в разные инстанции, сколько просила, чтобы помогли найти место захоронения Т.Жолдошева!?  Но все было тщетно… Пришлось на могиле матери рядом с ней поместить фото отца. Я до сих пор не знаю в каком именно году он расстрелян и где лежат его кости. Видимо эта тайна для меня уже не раскроется… (Так  и случилось, Чолдпон эже  умерла в 2016 году, не узнав никакой информации о своем отце).

 — Да, Вы правы. В этом я с вами согласна. Мы счастливы…

А сколько таких, как Чолпон эже? И вот сегодня мы держим в руках десятитомник, в котором приводятся фамилии 20тысяч человек, репрессированных в 1920-1953гг. по Кыргызстану. Легко сказать, 20 тысяч, а ведь у каждого из них была семья, дети, близкие люди, за каждой цифрой – их трагедия.  Сколько пролито слез, покалеченных судеб, не перечесть. И не каждый тогда и сейчас смог найти следы своих родителей, отцов и дедов. Но вот теперь через 100 лет, спустя век,у каждого кыргызстанца появилась такая возможность, благодаря тому, что вышла в светкнига памяти :«Жертвы политических репрессий Кыргызстана (1920-1953гг.)». Она издана известным общественным деятелем полковником запаса ГКНБ КР Болотом ДжумашевичемАблрахмановым. Как известно общественности, этот человек смог убедить руководство госбезопасности в необходимости проведения Чонташскихраскопок и сам руководил ими.Тогда в 1991 году, он ещё молодой капитан КГБ сБюбюйройэже (женщина, которая знала место захоронения) совершили подвиг. Открыли место захоронениярасстрелянных в 1938 году. Теперь вот тридцать лет спустя, после этого Абдрахманов Б. совершил ещё одно благородное дело. Он изучил все списки репрессированных, уточнил, привел в порядок (были запутанные дела, когда человека один раз судили и ссылали на один срок, потом на него заводилось другое дело и выносился другой приговор. Например, А.Сыдыков в 1933 году был сослан в Сибирь на 10 лет, а потом в 1937 году был отозван из ссылки и осужден на расстрел).

В 10 томной книге памяти приводится список фамилий тех,кто был репрессирован с 1920 по 1953 год, он содержит в себе почти 20 тысяч фамилий.Сейчас они все реабилитированы. За несколько дней до презентации этой книги Болот Джумашевич позвонил мне и сообщил, что долгожданная книга,наконец то, вышла в свет. Я тут же спросила его, а есть ли там информация о брате моего отца — Рыскулбеке Айтматове, он сказал, что сейчас посмотрит и буквально через пять минут  перезвонил:

— Да, есть. Айтматов Рыскулбек, 1912года рождения, село Шекер, осужден на 10 лет за антисоветскую деятельность.

Он был студентом педагогического техникума.  Когда наша семья приехала из Москвы в Кыргызстан, его исключили из техникума. Поэтому он приехал в Шекер и жил с нами. Но однажды ночью, как вспоминает Чингиз Торекулович, к нам домой   приехали НКВДешники, связали ему руки, посадили на коня и повезли в сторону железнодорожной станции Маймак…  С тех пор о нем не было никаких известий и теперь благодаря этой книге,через 82 года после той ночи,я узнала, когда и в чем он  обвинялся, ведь я даже год рождения его точно не знала.  А сколько таких людей, как я, среди этих 20 тысяч семей!?

Надеюсь, многие теперь откроют с помощью этой книги памяти тайну своих предков…

Я вспомнила, что после приезда нашей семьи из Москвы в Шекер, нам некуда было вселиться. Нас приютил к себе двоюродный брат отца -Алымкул, за что он был арестован и тоже так и не вернулся.  Но в таком же положении оказались и семьи  других репрессированных (семьи Абдрахмановых, Эсенамановых, Шоруковых – это те кого я знала – жили в подвалах, сараях).  Оказывается никто из наших отцов, работая на таких высоких должностях, не построил себе дома ни в городе, ни в своих аилах. У  них не было личного имущества и богатства. Ни у одного из них в следственных делах нет обвинений в хищениях, корррупции или использовании служебного положения. Это была  талантливая плеяда молодых кыргызских руководитедей, которым  пришлось работать в тяжелых экономических и политических условиях.  Ценой своих жизней они  сумели возродить и  заложить фундаментновому кыргызскому государству. В короткий промежуток времени ими были решены четыре важных стратегических задачи:

1.Был заложен фундамент экономического развития Кыргызстана: налажены и развиты такие направления народного хозяйства, как сельское хозяйство, гидроэнергетика, местная промышленность, строительство железных, шоссейных дорог, развитие горнодобывающей промышленности, создание угольно-топливной базы, даже проект первого аэродрома был разработан и принят ими…

2.Ликвидирована сплошная безграмотность (95% населения было безграмотным), создана высокая система образования, получили развитие наука и культура;

3. Создана отличная по тем временам система здравоохранения;

4.Возрождена и создана кыргызская  государственность в рамках СССР, что явилось основой нашего нынешнего суверенитета.

Говорят,что у нас нет идеологии. Мне кажется это совсем не так. Наша идеология это вся наша история. Наша идеология это двадцать тысяч репрессированных.Потому жизненные путилидеров нашей нации того временидолжныстать беспрецедентным примером стойкости и патриотизма для нашей подрастающей молодежи. 

Во время презентации книги «Жертвы политических репрессий Кыргызстана (1920-1953 гг.)», которая прошла в кинотеатре Манас, мне дали слово, чтобы я могла высказать свое мнение об этом мероприятии.  Но от  волнений и заново пережитых воспоминаний я не смогла высказать свою  признательность тем, кто   был причастен к изданию  книги памяти, кто сделал нас «счастливыми», как сказала ЧолпонТокчороевна…Через эту статью я хочу выразить глубокую благодарность Бюбюйреэже и Болоту Джумашевичуи пожелать им благополучия во всемот имени потомков, захороненных на Ата-Бейите 137 жертв репрессий.

Опубликовано в разелах: О людях, О местах, О событиях, Память