Мы в соцсетях:

ЕВРЕИ В СРЕДНЕЙ АЗИИ

14 августа, 2020 г.

ЧЕМ ЕВРЕИ ОБОГАТИЛИ ЦЕНТРАЛЬНУЮ АЗИЮ

 Александр БАРШАЙ

  «Евреи ведь и сами не станут отрицать, что они — народ поставщиков, принявших на себя добровольную миссию обогащать весь мир своими знаменитостями, отдавать миру все, что есть у евреев лучшего и прекраснейшего».                                                                                                                            

                                                                                       Шолом Алейхем,

                                                                                                                  «Блуждающие звёзды»

                                                                      1.

         «Евреи из Российской империи и СССР в Центральной Азии» — так по-академически сухо и лаконично назван двухтомник, выпущенный недавно Научно-исследовательским центром имени М.Пархомовского «Евреи России в зарубежье и Израиле» (НИЦ ЕРЗИ).

   На самом деле за этим бесстрастным и скучноватым названием таится огромной силы поучительный и увлекательный материал об истории евреев Средней Азии и Казахстана, об их бесценном вкладе во все сферы общественной жизни на достаточно большом участке планеты Земля.

  Этим своим трудом НИЦ имени М.Пархомовского недвусмысленно заявил о том, что несмотря на многочисленные трудности в своей деятельности, он намерен продолжать работу по изучению, сбору и публикации материалов о евреях, которые выехали из Российской империи или из Советского Союза и внесли огромный вклад в развитие мировой цивилизации. Кстати сказать, общее число евреев, выехавших за последние два века из России (как тут с усмешкой не вспомнить «Двести лет вместе» А.Солженицына!), насчитывает более четырех с четвертью миллионов человек!

      За минувшие двадцать с небольшим лет Центр, носивший до недавнего времени название «Русское еврейство в Зарубежье», выпустил более 30 томов, посвященных деятельности «русских» евреев во Франции и Германии, Англии и Франции, Италии и Испании, в других странах Европы, в том числе 17 книг о российских евреях Америки. Несколько томов посвящены, естественно, вкладу «наших людей» в развитие Израиля.  И вот теперь, как сказано в редакторском предисловии к книге: «… Вектор наших исследований сменился с западного направления на восточное, и очередная наша работа вылилась в две книги под общим названием «Евреи из Российской империи и СССР в Центральной Азии». Первый том выпуска целиком посвящен истории, в то время как второй том состоит из двух частей – «Наука и образование» и «Литература и искусство».

      Первый том открывается фундаментальным и вместе с тем очень живым и интересным «Очерком по истории европейских евреев Средней Азии (1918-1930 гг.)». Его автор – известный специалист в этой области профессор, заслуженный деятель науки Узбекистана Семен Исаакович Гитлин, к сожалению, скончавшийся в прошлом году на 90-м году жизни и не успевший увидеть опубликованным свой труд. Очень важны и поучительны слова С.Гитлина во вступлении к очерку: «Политика забвения «еврейского вопроса в СССР» привела к тому, что во многих странах, включая Израиль, мало или почти ничего не знают об истории евреев в Средней Азии как составной части истории российской и всемирной еврейской истории. Не случайно, когда речь заходит о евреях в Средней Азии, то многие имеют в виду только среднеазиатских (т.е. бухарских) еврее, даже не предполагая, что там жили и европейские евреи. И хотя численность среднеазиатских (бухарских) евреев невелика, о них опубликовано, преимущественно в газетах и журналах, множество статей. Но о европейских евреях в Средней Азии в период с середины 30-х и до конца 70-х годов прошлого столетия ничего не публиковалось, за исключением материалов антисемитской направленности. Между тем европейски евреи, появившись в Средней Азии с завоеванием ее Россией в середине Х1Х века, со временем стали численно преобладать в среднеазиатском еврейском населении и за сравнительно короткое время продемонстрировали свою высокую социальную активность и сыграли значительную роль в развитии всех сфер жизни края в составе Российской империи и СССР … Уверен, что включенные в очерк документы и материалы расширят представления об истории европейских евреев в мусульманском крае и сохранят для потомков одну из важных страниц всемирной еврейской истории о постепенно исчезающей диаспоре в Средней Азии. Важно сохранить историческую память о европейских евреях в Средней Азии и Казахстане, внесших немалый вклад в ее социально-экономической и культурное развитие». Этой задаче, собственно, и служит сам очерк Семена Гитлина.

       Он охватывает период примерно в сто лет – от середины Х1Х века, когда началось завоевание Средней Азии Российской империей и когда в Туркестане появились первые европейские евреи, и до середины ХХ века – пика численности еврейского населения в  Узбекистане, Казахстане, Таджикистане, Туркмении и Киргизии и времени наиболее очевидного и максимального вклада представителей еврейского народа во все сферы жизни этих республик. Правда, С.Гитлин, ссылаясь на исторические источники, уточняет, что евреи-ашкеназы просачивались в Среднюю Азию еще до завоевания ее Россией. «Европейские евреи были среди первых путешественников, открывших для Европы эту далекую, загадочную, изолированную от внешнего мира местность. Так, в 1832 году Бухару посетил выкрест Иосиф Вольф (1795 – 1862), миссионер и путешественник. Ему не удалось узнать, живут ли в Средней Азии потомки легендарных 12 колен Израиля, но зато он оставил записки, в которых уделил некоторое внимание евреям Бухары. Спустя три десятилетия в Средней Азии побывал востоковед и писатель венгерский еврей Арминий Вамбери (Герман Бамбергер) (1832 – 1913). Так как регион был закрыт для европейцев, Вамбери, подобно Вольфу, путешествовал под видом дервиша, присоединившись к группе паломников, возвращавшихся из Мекки. Результатом этого путешествия был ряд опубликованных Вамбери на английском языке исследований по истории и этнографии Средней Азии». Интересно, что в 1900 — 1901 г. Вамбери пытался организовать встречу Теодора Герцля и султана Абдул-Хамида Второго с целью наладить связи сионистов с Османской империей, владевшей тогда Палестиной.

       В главе «Появление европейских евреев в Средней Азии» С.Гитлин приводит немало фамилий евреев, главным образом, бывших военнослужащих, прибывших и осевших в Туркестане в составе русской армии – рядовых, унтер-офицеров, военных фельдшеров, а также небольшого числа ремесленников, купцов, беженцев. «К 1868 году, общая численность еврейского населения Ташкента, — указывает С.Гитлин, — достигла 200 человек». Но уже через 30 лет во всем Туркестанском крае (в основном, конечно же, в крупных городах) насчитывалось около 11 тысяч евреев, что составляло всего лишь 0,2 процента ко всему населению региона. Максимальное же число европейских евреев, живших уже в советском Узбекистане, составляло, по мнению историка, свыше 200 тысяч человек.

     В главе «Европейские евреи – посланцы Центра в Средней Азии» Семен Гитлин называет имена людей, которых в первые годы после Октября 1917 года закружил революционный вихрь, и их университетами стала гражданская война в Туркестане. «Европейские евреи – большевики и левые эсеры – приняли активное участие в установлении Советской власти в Туркестане; некоторые из них вошли в руководство созданной тогда Туркестанской Советской Республики в составе Российской Советской федерации». Среди четырнадцати туркестанских комиссаров, расстрелянных в ночь с 18 на 19 января 1919 года в результате антисоветского мятежа в Ташкенте, были и два еврея – В.Финкельштейн – заместитель председателя Ташкентского горсовета, и руководитель Ташкентского горсовета профсоюзов М.Качуринер. В числе остальных погибших комиссаров их имена были увековечены в памятнике, установленном в Ташкенте в 50-е годы прошлого века, а ныне порушенном властями независимого Узбекистана. Не давая личностных характеристик и никак не оценивая их политическую и общественную деятельность, автор очерка приводит имена ряда тех евреев, которые по направлению Москвы в разные периоды Советской власти занимали ответственные руководящие посты в Туркестане и Узбекистане. Это Исаак Зеленский — секретарь Средазбюро ЦК ВКП(б), а в 1929-1931 годах — первый секретарь ЦК КП(б) Узбекской ССР, его сменил Акмаль Икрамов. Это и Морис Белоцкий – первый секретарь Киргизского обкома ВКП(б), и Григорий Бройдо – председатель Ташкентского реввоенсовета в 1917 году; Матвей Берман – председатель ГПУ Узбекистана в 1927-28 годах; Филипп Голощекин – военком Уральской области, член Реввоенсовета Туркестанской армии; Сергей Гусев (Яков Драбкин) – в 1922 году – председатель Туркестанского бюро ЦК РКП(б); Адольф Иоффе – в 1921 году – зам. председателя Туркестанской комиссии ВЦИК и Туркестанского бюро ЦК РКП(б); небезызвестный Лазарь Каганович, который, оказывается, в 1920-21 годах успел поработать наркомом Рабоче-крестьянской инспекции (РКИ) Туркестанской республики и председателем Ташкентского городского совета; Григорий Сокольников (Гирш Бриллиант – председатель Туркестанской комиссии ВЦИК, председатель Туркестанского бюро ЦК РКП(б) и командующий Туркестанским фронтом в 1920-23 годах; Григорий Штерн, командовавший конным корпусом на Туркестанском фронте; Лев Марьясин – в 1923-1930 годах – председатель Совета народного хозяйства Туркестана; Михаил Михайлов (Каценелбоген) — ответсекретарь Ферганского обкома КП Узбекистана, а затем – зав. Орготделом ЦК КП республики; Лазарь Шацкин – зам. председателя Среднеазиатского Госплана и директор Института экономических исследований Узбекистана и другие.

      Немало еврейских имен и интересных судеб приводится в главах очерка, посвященных европейским евреям – участникам укрепления Советской власти в крае, их вкладу в развитие экономики и народного хозяйства, образования и науки, в здравоохранение и юридическую систему республики, в культурную жизнь и спорт. Интересны страницы очерка, посвященные созданию и работе еврейского театра в Узбекистане – Краевой еврейской драматической труппы, в состав которой вошли многие артисты и режиссеры эвакуированных в Узбекистан знаменитого Московского ГОСЕТа и ряда других еврейских театров из центра страны. (Подробнее о деятельности Московского ГОСЕТа, и в частности, Соломона Михоэлса в Узбекистане рассказывается в очерке Макса Вексельмана во втором томе книги).

      Весьма любопытна и поучительна судьба Сиднея Львовича Джаксона – американского еврея, волею судьбы оказавшегося в Ташкенте еще в годы первой мировой войны. Сидней Джаксон стал живой легендой развития спорта в Узбекистане, отцом- основателем знаменитой школы узбекского бокса, тренером и наставником многих замечательных спортсменов, в том числе чемпиона мира и призера Олимпийских игр Руфата Рискиева, братьев  Михаила и Рафаила Давыдовых, братьев Газизовых и Закировых, Михаила Меша ( участника Великой отечественной войны, удостоенного посмертно звания Героя Советского Союза), писателя Владимира Карпова (тоже Героя Советского Союза), а также четырех братьев Люксембург, самый известный из которых – замечательный  израильский писатель Эли Люксембург скончался в конце 2019 года в Иерусалиме.

      В первом томе помещен и мой очерк — «Евреи – Киргизстану: от «А» до «Я», название которого говорит само за себя. Структура моего очерка почти абсолютно совпадает с построением очерка профессора Семена Гитлина, хотя мы не сговаривались с ним и даже не были знакомы друг с другом, к сожалению. Сама логика истории жизни евреев в Средней Азии и, в частности, в Киргизстане и их вклада во все сферы жизни республики диктует порядок рассказа об этом. Отличие моей работы от очерка С.Гитлина состоит, пожалуй, в том, что это, во-первых, рассказ исключительно о Киргизии, во-вторых, он более подробный и более персонифицированный (достаточно сказать, что в нем упомянуто около 400 еврейский фамилий) и, в-третьих, поскольку я журналист, а не ученый-историк, мой подход к изложению материала – более журналистский. Назову имена лишь нескольких наиболее ярких и значительных персонажей своего очерка. Это, к примеру, Саул Абрамзон, выдающийся историк и этнограф, автор уникального фундаментального труда «Киргизы и их этно-генетические и историко-культурные связи», на многие годы определившая пути изучения этнической истории киргизов. Это кавалер медали «Герой Социалистического Труда», легендарный гидростроитель Зосим Серый, начальник управления«Нарынгидроэнергострой», коллектив которого возвел уникальную и крупнейшую в Средней Азии – Токтогульскую гидроэлектростанцию мощностью в 1,2 миллиона киловатт электроэнергии, с бетонной плотиной высотой в 217 метров и крупнейшим в регионе водохранилищем. «Токтогулка» уже много лет питает электротоком и водой не только города и села Киргизстана, но и соседние страны – Узбекистан и Казахстан.

    Или вот пример на «я»: Якир Ефим Борисович – фантастический педагог-математик, народный учитель Киргизии, почти 30 лет проработавший в столичной школе, которая в конце концов получила его имя – «Авторская физико-математическая школа-лицей №61 имени Е.Якира». Выпускников этой школы отлично знали в лучших вузах страны, куда они поступали без особых проблем. Питомцы «гнезда Якира» успешно трудятся сейчас во многих странах мира, в том числе и в Израиле, куда на встречу с ними их любимый учитель приезжал не раз. Примечательно, что в школе Якира и среди учителей, и среди учеников было немало представителей еврейской национальности, хотя никакого особого отбора школа, естественно, не делала.

       Наконец, еще один пример – художник-дизайнер Владимир (Давид) Кругман, выпускник Ленинградского высшего художественно-промышленного училища имени Мухиной, приехавший в Киргизию по направлению вуза, и отдавший республике 20 лет своей активной художественной жизни. Вначале В.Кругман преподавал во Фрунзенском художественном училище, а затем несколько лет был главным художником столицы республики, и в трудных, подчас невыносимых условиях противостояния с местной художественной элитой подарил стране немало ярких художественно-дизайнерских объектов, в числе которых знаменитый фонтан «Солнечные рыбки» в центре столицы Киргизии, ставший одним из выразительных символов Бишкека …

                                                                 2.

    В первый том вошло несколько интересных очерков о выдающихся евреях, чья жизнь так или иначе была связана со Средней Азией. Например, очерк Арона Черняка «Российский генерал-еврей во Франции» рассказывает о генерал-лейтенанте царской армии Михаиле Владимировиче Грулеве и его книге «Записки генерала-еврея». За свои выдающиеся способности и заслуги он был введен в состав Генерального штаба российской армии и даже рассматривался как кандидат на должность военного министра. «Генштабист Грулёв объездил буквально весь мир. Четырежды он исколесил Сибирь на лошадях и два раза по железной дороге, пробирался по тайге Забайкалья, Приамурья, по побережью Тихого океана, по вершинам Памира и Кашгарских гор, по закаспийским и туркменским пустыням, по горам Кавказа. Довелось Грулеву побывать в Индии, Китае, Японии, Египте, Аравии, странах Америки, почти во всех странах Европы. Во главе экспедиции он исследовал Манчжурию. Указал место для строительства Харбина (!), побывал у бухарского эмира, в буддийском монастыре… Находясь в Ташкенте, Грулев стал главным редактором газеты «Туркестанские ведомости, подняв ее не только на всероссийский, но и на международный уровень. Михаил Владимирович бал также избран редактором «Известий Туркестанского отдела Русского географического общества» и «Туркестанского литературного сборника».

       Когда в Ташкенте в зале суда казачий полковник Сташевский застрелил адвоката Сморгунера, еврея, редактора газеты «Русский Туркестан», который, по мнению полковника, непочтительно отозвался о казаках, единственным человеком, кто в печати резко выступил против убийцы, был генерал Грулёв. Он же выступил и в защиту капитана Дрейфуса, несправедливо обвиненного во Франции в измене Родине. В книге «Записки генерала-еврея» Михаил Грулёв с гневом описывает бесправное положение еврейского солдата, который с первых дней службы в царской армии подвергался оскорбительным насмешкам, унижению, преследованиям, травле. Ситуация для Грулева становилась все более неприемлемой. Он принял решение «припасть к стопам государя, ходатайствовать за преследуемых и гонимых евреев. Мне наивно думалось, — писал он, — что государь поверит своему боевому офицеру, тоже еврею, удостоенному всех боевых отличий и честно исполнившему свой долг … Только став ближе к этому роковому вопросу, я убедился в моем наивном заблуждении». Все было тщетно, бесполезно. И у заслуженного генерала созрело решение, тяжелое, но неизбежное: «Выслать самого себя». Он подал прошение об отставке – по болезни. И выехал на постоянное место жительства во Францию, в Ниццу, где в трудах, благополучии и почете прожил еще 30 лет.

      Не менее интересна, хотя и намного трагичнее история Абрама Кауфмана, рассказанная в очерке Григория Белого (Михаил Пархомовский) «Доктор Абрам Кауфман в Средней Азии: в войсках Колчака и в советской ссылке». Да, это тот самый Абрам Кауфман, известный сионистский деятель, основатель и многолетний руководитель еврейской общины в Харбине (!) и отец Тедди Кауфмана, многолетнего руководителя общины евреев – выходцев из Китая в Израиле. Оказывается, насильно мобилизованный в армию верховным правительством Колчака, доктор Кауфман попал в Казахстан, в Кустанай, где в тяжелейших условиях голода, холода, сыпного тифа самоотверженно служил военным врачом. Лишь в 1920 году, преодолев огромные трудности, сам переболев тифом, А.Кауфман сумел вернуться домой в Харбин, к семье и детям, к еврейской общине города. Два десятка лет сравнительно благополучной жизни еврейской общины в Харбине закончились с началом Второй мировой войны и особенно с оккупацией города Красной армией. В августе 1945 года. А.Кауфман был арестован новыми властями и обвинен в сионистской и шпионской деятельности и на целых 15 лет расстался с родным домом и семьей. Первые три года жизни в «самой свободной стране» прошли в тюрьмах Свердловска, а потом — Москвы — в основном в одиночной камере. Его приговорили к высшей мере наказания, существующей тогда в СССР – двадцати пяти годам исправительно-трудовых лагерей. В лагерях, которых Абрам Иосифович прошел великое множество, его использовали, главным образом, как врача. Это в какой-то степени облегчило ему его лагерную жизнь, и он, в свою очередь, старался максимально облегчить участь своих пациентов. Целых семь лет Кауфман был врачом в Кенгире — страшном «спецлаге» со строгим тюремным режимом на 6000 человек, который находился в 500 километрах к северу от Караганды. Здесь труд его был поистине каторжным: он служил начальником терапевтического отделения, врачом детдома и детской больницы, находившихся в женских зонах лагерей. Он консультировал и ассистировал и в хирургических отделениях. Работал по 16 – 17 часов в день.

      Только в 1954 году, будучи в лагере близ Караганды, А.Кауфман узнал от одного заключенного-харбинца, что его семья в 1949 году уехала в Израиль. С помощью Международного Красного креста Абрам Иосифович получил возможность переписываться со своими родными. И только в 1956 году Кауфману объявили о снятии судимости и освобождении из заключения. Проходят еще долгих четыре года борьбы за выезд в Израиль, в которую много усилий вложил сын Абрама Иосифовича Тедди, пока, наконец, Кауфману удалось получить разрешение на репатриацию. В марте 1961 года он прилетел в Израиль. Абраму Иосифовичу 76 лет. Казалось бы, он заслужил пенсионный покой. Но нет, он рвется работать для израильтян и добивается разрешения принимать больных в поликлинике. Он работал в амбулатории Рамат-Гана до последних дней жизни. Писал мемуары и историю еврейских общин Дальнего Востока.

         Доктор А.И.Кауфман скончался в Тель-Авиве в 1971 году.

         А вот еще одна судьба еврея, тесно связанная с Карагандой. Имя этого человека сегодня уже хорошо знакомо людям в Израиле. Это Цви-Герш (Григорий Израилевич) Прейгерзон – известный в СССР ученый в области обогащения угля и… подпольный писатель, всю жизнь тайно сочинявший стихи, рассказы, повести и романы на иврите, что стало причиной его осуждения за «буржуазный национализм». Цви провел семь лет (с 1949 по 1955) в ГУЛАГе. Сегодня все произведения Прейгерзона, написанные на иврите, опубликованы в Израиле. Крупнейшие израильские писатели дали высокую оценку его творчеству, признавая Цви Прейгерзона лучшим прозаиком, писавшим на иврите в СССР. Одной из улиц Тель-Авива присвоено имя писателя. Активно пропагандирует личность и наследие Цви на «русской» улице, переводя его прозу и поэзию, Алекс Тарн (Тарновицкий) – замечательный израильский русскоязычный писатель и переводчик. Очерк о своем отце, который так и называется: «Цви Прейгерзон. Две «командировки» в Караганду» написала дочь писателя, доктор медицинских наук Нина Липовецкая-Прейгерзон.    

       В первом томе опубликованы также очерк Р.Пархомовской  «Казахский пленник» — о пребывании ЛьваТроцкого в Алма-Ате в 1928 году; статья М.Пархомовского «Е.П.Пешкова, М.Л.Винавер и Б.Л.Гуревич» – о деятельности первой жены М.Горького по оказанию помощи политическим заключенным, в том числе и евреям; интервью В.Ханелиса с профессором В.Гитлиным «История народа должна быть правдивой» и воспоминания Юлии Систер о недавно ушедшем из жизни коллеге; заметки В.Аникина «Фронтовые будни Ташкента: судьба семьи беженцев»; воспоминания Г.Нисенбойма «Формула Гёте» — о своем героическом и талантливом отце — Юлии Нисенбойме и  маме Анне.

                                                               3.

      Немало весьма содержательных, поучительных и познавательных материалов о евреях, отдавших свои знания, талант, энергию, а иногда и саму кровь республикам Средней Азии, помещено во втором томе издания. Вот, кстати, о крови. В замечательном очерке Владимира Ханелиса и Исраэля Спектора «Гранатовые дороги Григория Левина» рассказывается об одном из крупнейших в мире специалистов по гранатовому дереву, человеку, 40 лет проработавшему заведующим лабораторией субтропических культур на Туркменской  опытной станции Всесоюзного института растений, расположенной в горах Копет-Дага, в поселке Кара-Кала, в 50 километрах от иранской границы. Имя этого человека Григорий Моисеевич Левин. В полевых экспедициях в поисках диких и неизвестных сортов граната он объездил, облазил, исходил многие районы Туркмении, Узбекистана, Таджикистана, Казахстана, Киргизии, Грузии, Аджарии, Абхазии, Азербайджана, Армении, Краснодарского края и Крыма. Результат этого поистине подвижнического труда: к 67 сортам граната, которые имелись на станции, когда туда после окончания аспирантуры пришел Григорий Моисеевич, прибавилось еще более 1100 образцов и видов граната из 27 стран. Это самая большая коллекция в мире, включающая черный, розовый, карликовый гранаты, гранат-великан и множество других сортов и видов «королевского яблока»!

       А теперь, быть может, самое поразительное: в течение 30 лет доктор Левин был добровольным донором крови, одним из немногих в Кара-Кале! «Его кровь, — пишут авторы очерка, — считали лучшей из-за высокого содержания гемоглобина (быть может, благодаря активному потреблению гранатового сока – шутка мояАБ). За ним часто приезжали из больницы, иногда и ночью. Местные туркмены как истые мусульмане кровь не сдавали, хотя нужда в ней была всегда: женщины, рожавшие часто и очень этим ослабленные, теряли при родах много крови. И никого не останавливала, не смущала ситуация, когда отличная еврейская кровь переливалась нуждающимся в этой операции мусульманским женам!» … Вот уж поистине кровная связь еврея с туркменами.

      Григорий Моисеевич, наверное, никогда бы не уехал из ставшей ему родной Кара-Калы, если б его самым натуральным образом не «ушли» оттуда новые невежественные люди, пришедшие к руководству станцией после развала СССР. Слава Богу, у Левина есть своя историческая родина – Израиль, куда он благополучно переехал в 2001 году, и куда, получив соответствующее разрешение, отправил все лучшее из своей гранатовой коллекции. Эти сорта уже плодоносят на опытных делянках университета имен Бен-Гуриона в Беэр-Шеве. А также в экспериментальном саду университета Калифорнии, куда Григорий Моисеевич тоже послал несколько наиболее интересных образцов граната. Такая вот удивительная судьба «туркменского» еврея».

        А вот другая, не менее удивительная, судьба уже «казахского» еврея — Исаака Яковлевича Иткинда – легендарного скульптора, в свое время вознесенного на вершину славы, а затем на многие годы преданного забвению и нищете, но не загасившего вулкан своего яркого творческого темперамента. В книге приведена наиболее полная и исчерпывающая, на мой взгляд, история его жизни и творчества. Она создана усилиями многих людей, знавших и общавшихся с Иткиндом в разные годы его 98-летней жизни. Среди них писатель Юрий Домбровский (очерк о судьбе которого «Факультет изгоя» Б.Хайкина также опубликован в книга), знаменитый скульпторСергей Коненков, сын Исаака Яковлевича Израиль Иткинд, скульпторы Ариадна Арендт, Юлия Сегаль, журналисты Лев Гуревич, Юрий Шпилькин, Антонина Казимирчик, искусствовед Авраам Файнберг и другие.

       Большая и содержательная статья о творчестве народного писателя Казахстана Мориса Симашко, представленного в свое время на Нобелевскую премию, принадлежит перу педагога и литератора из Реховота Аделы Розенштрах.

      Пронзительные воспоминания о своем отце «Этюд памяти» написала Людмила Енисеева-Варшавская из Алматы. Речь идет о Льве Игнатьевиче Варшавском —  известном в Казахстане журналисте, педагоге, кинодраматурге, многолетнем руководителе сценарной мастерской при киностудии «Казахфильм», человеке энциклопедических знаний, полиглоте, дружившего со многими великими людьми – Ильей Эренбургом, Сергеем Эйзенштейном, Юлием Райзманом, Абрамом Роммом, Исааком Иткиндом, Юрием Домбровским, Мухтаром Ауэзовым, Сабитом Мукановым и другими. В свое время Л.Варшавский работал переводчиком в Коминтерне, был помощником Карла Радека — известного деятеля международного социал-демократического и коммунистического движения, члена ЦК Российской коммунистической партии большевиков, уничтоженного Сталиным в 1938 году.

       А дочь известной писательницы Доры Моисеевн Штурман Татьяна Будорагина в очерке «Пусть мама сама о себе расскажет…» публикует неизвестные воспоминания, письма, стихи и фотографии мамы, а также свои комментарии к ним.

      Макс Вексельман – историк-архивист из Беэр-Шевы, кроме очерка о работе Московского еврейского театра (ГОСЕТа) в Узбекистане в дни войны, публикует статью «Архивная «еврейская синагога» — о евреях, работавших в разные годы в государственных архивных учреждениях Узбекистана.

      Целую серию очерков и коротких зарисовок-портретов евреев, деятелей науки и медицины Средней Азии, публикует составитель книги и генеральный директор НИЦ ЕРЗИ доктор Юлия Систер. Среди героев ее очерков — выдающийся ученый-химик Михаил Усанович, доктора медицинских наук Файбыш (Фаддей) Голуб, Эль Наумович и Циля Мироновна Шляховы, Петр Михайлович Лернер, Лев Моисеевич Фишов и его жена Эсфирь Исааковна Ротштейн, а такжедоктор физики Лев Абрамович Вулис. В книгу вошли также материалы об известном педагоге-методисте преподавания русского языка и литературы в казахской школе Езикииле (Евгении) Исааковиче Ривлине и докторе медицинских наук профессоре Альберте Моисеевиче Вильдермане.В статье Г.Нисенбойма «Создатель образов» рассказывается о художнике и скульпторе из Киргизии Владимире Исааковиче Зухине, создавшем эпический монумент памяти в Араде.

        Как справедливо пишет И.Гитлин. «… составляя около одной тысячной населения Туркестана, а позже и Советского Узбекистана (это же относится и к Средней Азии в целом – прим. мое – АБ), европейские евреи проявили большую активность – социальную, экономическую и культурную, и без них трудно представить себе жизнь огромного края. На современном этапе, когда крайне малочисленная община европейских евреев здесь стареет и тает и по существу история их подходит к концу, очень важно сохранить в веках память о них». Чему достойно служит и двухтомник «Евреи из Российской империи и СССР в Центральной Азии», выпущенный благодаря огромным усилиям доктора Юлии Систер и ее коллег — Йоси Бирнбаума, Лены Драгицкой, Григория Нисенбойма — при финансовой поддержке Лидии Подольской – вдовы известного лингвиста, автора замечательного иврит-русского и русско-ивритского словаря Баруха Подольского.

      На снимках: обложка книги;

                             генерал-лейтенант царской арми Михаил Грулев;

     .                       харбинский еврей Абрам Кауфман;

                            гранатовый «король» Григорий Левин;

                            алмаатинский отшельник Исаак Иткинд;

                            профессор Семен Гитлин;

                           Саул Абрамзон и его книга «Киргизы …»;

                           один из творцов Токтогульской ГЭС Зосим Серый;

                           народный учитель Киргизстана Ефим Якир;

                           художник Давид (Владимир) Кругман и его фонтан

                          «Солнечные рыбки».