Мы в соцсетях:

Чынара Исраилова-Харьехузен

18 декабря, 2020 г.

В рамках проекта «Эсимде»/Мастерская космонавтов моя тема была посвящена немецким/австрийским военнопленным Второй мировой войны, работавшим в Иссык-Кульской области Киргизской ССР.

В ходе семинара, где были прослушаны различные доклады и видео показы, была выдвинута рабочая гипотеза, что в селе Каджы-Сай (Иссык-Кульская область) в конце Второй мировой на разработках уранового месторождения были задействованы немецкие военнопленные.

По предварительному исследованию темы мне удалось взять одно расширенное интервью у Валерия Диля, этнического немца, с разрешением использовать полученную информацию для публикации.

Валерий Диль,
руководитель Немецкой общины в Кыргызстане

А также побеседовать с одной русской женщиной, работавшей в советское время в системе «почтового ящика» в Иссык-Кульской области, но она отказала давать информацию для публикации. Кроме того, мне удалось переговорить по телефону с дальней родственницей жительницы Кеминского района, кыргызские по национальности, которая в свое время работала на участке строительства железной дороги в Кеминском районе после войны. Этот интервьюир также отказалась давать информацию для публикации.

Помимо этого, я связалась с администрацией малой ГЭС в селе Лебединовка с целью выяснения информации об участии немецких военнопленных в строительстве каскада малых ГЭС в Чуйской долине.

В ходе переговоров мне была предоставлена сжатая информация о строительстве малых ГЭС с фотографиями, но никакой конкретной информации по немецким военнопленным предоставлено не было.

Как выяснилось, такая информация является конфиденциальной и может быть предоставлена только по письменному запросу и рассмотрена в соответствующем отделе ГКНБ Кыргызстана.

Таким образом, по результатам проведенной работы было предварительно установлено, что:

1.) ни немецкие, ни австрийские военнопленные не участвовали в принудительных работах в урановых/угольных шахтах в селе Каджи-Сай в послевоенные годы.

2.)немецкие военнопленные участвовали в строительстве железной дороги в Кеминском районе на трассе Бишкек-Балыкчы (быв. г.Рыбачий).

3.)немецкие военнопленные в количестве 114 человек работали на принудительных работах в шахтах Майли-Суу, Кызыл-Кия на юге республики, где добывалась урановая руда для атомного проекта СССР.

Помимо вышесказанного, немецкие военнопленные были задействованы и в других областях быв. Киргизской ССР на различных работах; в Нарынской области на посадке леса и озеленения города Нарына, в Чуйской области на строительстве Большого Чуйского канала, на стройках различных промышленных и жилых объектов, в сельском хозяйстве. Среди них были как простые рабочие, выполнявшие тяжёлую физическую работу, так и инженеры горного дела, строительства и прочее.

Некоторые из военнопленных были возвращены на родину в 50-е годы согласно договоренности между советским и западно-германским правительством, другие немцы из числа бывших трудармейцев и советских граждан покинули Кыргызстан уже в 90-е годы после распада СССР. Чтобы понять масштабы исхода немецкой части населения КР нужно сравнить цифры статистики; в 1989г. на территории Кирзиской ССР проживало более 101 тысяч человек, в настоящее время (2020г.) в Кыргызстане осталось чуть менее 10 тысяч человек. И процесс миграции кыргызстанской немцев на историческую Родину продолжается.

 Таким образом, в 90-е годы, все немецкие военнопленные, в свое время обзаведшиеся семьями здесь, и  кто выжил или дожил до глубокой старости,  выехали вместе с семьями на родину в объединенную Германию.

Повторюсь, что из трёх интервью два человека отказали мне в праве публиковать свои рассказы, и лишь один дал свое согласие. Но тема его чрезвычайно интересного интервью (это был господин Валерий Диль, руководитель Немецкой общины в Кыргызстане) в основном касалась общей истории немцев в Кыргызстане, в частности, поволжских немцев-трудармейцев, попавших в Кыргызстан после Второй мировой войны и развала системы ГУЛАГА. Господин В.Диль сам является выходцем из немцев Поволжья, чья семья пережила политические репрессии ещё в довоенные годы, затем принудительное переселение в Сибирь и уже после войны оказавшихся на территории Киргизской ССР.

Валерий Диль, руководитель Немецкой общины в Кыргызстане

Валерий Диль, руководитель Немецкой общины в Кыргызстане

По результатам краткого и предварительного исследования было установлено, что немецкие военнопленные не работали в  шахтах Каджи-Сая на добыче урана для ядерного проекта СССР.

Таким образом, ранее выдвинутая рабочая гипотеза не подтвердилась.

Но для более глубокого и всестороннего исследования этого вопроса нужна скрупулёзная работа с архивными материалами по немецким военнопленным в Кыргызстане. Как известно, военные архивы того периода времени в Кыргызстане до сих пор находятся под грифом «совершенно секретно» и хранятся в архивах ГКНБ страны.

Оригиналы документов хранятся в военных архивах на территории РФ, в частности, в г.Подольске.

Опубликовано в разделах: Мастерская