Символическая и физическая трансформация Советских монументов Борцам революции и Дружба народов в Бишкеке и Киеве

Диана Ухина

Данный текст является итогом исследования в рамках программы резиденций «Арт Проспект» в Киеве, Украина[1]. В результате встреч, погружения в контекст и поиска точек пересечения Киева и Бишкека тема исследования сфокусирована на осмыслении трансформации больших нарративов советского времени, представленных в монументальном искусстве двух городов, а именно, монументы Дружба народов и Бойцам/борцам революции. Нас интересует символическая и физическая трансформация пространства в связи с изменением политических и социально-экономических условий. Несмотря на общее идеологическое название и посыл, эти монументы в каждой стране воплощались разными образами, соответствующими тому контексту, где они создавались. Воздвигнутые монументы с одной стороны, становятся объектами истории, напоминающими об определенных событиях и 70-ти летней истории советского проекта, с другой стороны, все же не утрачивают полностью содержательного значения – сдвигаются акценты, трансформируется отношение, появляются иные интерпретации и возможности для реконструкций. Таким образом, цель нашего исследования осмыслить то, как осуществлялась «синхронизация» разных стран Советского Союза на уровне значений и смыслов через монументальное искусство; как производилась культурная и политическая память; и как после распада Союза, происходит в определенной степени «десинхронизация» условно синхронизированных пространств[2].

Синхронизация через монументальное искусство 1960-80-х годов

Советская власть с самого начала ее основания придавала большое значение монументальному искусству как средству агитации, распространения коммунистической идеологии и утверждения революционных идей. Уже в 1918 году издается «Декрет Совета Народных Комиссаров о снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников Российской социалистической революции», который получает неформальное название «ленинского плана монументальной пропаганды». И если начало его реализации опиралось на условный лозунг «новый монумент на старый постамент» (ОГТК «Культура», сайт), то более позднее возведение монументов уже работает на поддержание вырабатываемых властью политик памяти и репрезентации. В связи с выбранными монументами в рамках исследования, созданными в период с 1967 по 1982 годы, нас интересует именно более поздняя политика возведения монументов и их идеологическая составляющая.

Согласно советскому историку и искусствоведу Н. Воронову (1984) с 1960-х годов просветительская функция искусства уходит с первого плана, как это было в постреволюционный период. В это время коммунистическая партия ставит, в первую очередь, задачи нравственного воспитания, повышения культурного уровня людей и, в дальнейшем, формирования ответственного советского человека. Создается много монументальных работ посвященным обобщенным героям – представителям различных профессий и социальных групп для распространения идеи, что каждый человек вносит весомый вклад в построение советского общества. Кроме того, создаются произведения, посвященные событиям прошедших лет, таким как: Революция, Победа, Слава и память павшим. Зачастую монументы-символы возводятся в связи с юбилейными датами тех или иных событий и работают на развитие патриотических чувств, ощущения единства многонационального народа, осмысления прошедших событий. Символически памятники посвящены не только отдельным событиям, но и народу, который эти события реализовал, вынес и пережил. В это же время появляются новые виды монументальных работ посвященных, например, Дружбе, Встрече гостей и т.п. (Воронов, 1984).

Группа студентов Университета дружбы народов имени П. Лумумбы у монумента воссоединения Украины с Россией в г. Киеве. Чемерис П. 1986. 2-147277. ЦГА КФФД Украины

Помимо монументального искусства значимую роль в коммунистическом воспитании населения играют культурно-просветительские учреждения: клубы и дома культуры, музеи, библиотеки и др. «Культурпросветучреждения стали опорными пунктами воспитательной работы партийных и комсомольских организаций, являясь центрами политического, трудового, военно-патриотического и эстетического воспитания советской молодежи, пропагандистами передового опыта в промышленном и сельскохозяйственном производстве, любимым местом активного отдыха молодежи» (Справка ЦГА КР, 1970).

Таким образом, морально-нравственное воспитание задействовало разные подходы, и как и раньше, значимую роль коммунистическая партия отводила искусству во всех его формах, из которых монументы встраивались и трансформировали пространство города/села.

Борцам/бойцам революции

Бишкекский монумент Борцам революции представляет собой монументальную композицию, в центре которой находится собирательный женский образ, отсылающий к родине-матери, слева скульптурная группа «Пробуждение», справа «Революция». Работа над памятником длилась 12 лет – от проектной разработки на Всесоюзный конкурс, объявленный Министерством культуры СССР, до его сооружения. Открыт памятник был в 1978 году в торжественной обстановке. Авторы его скульптор Т. Садыков, архитекторы Е. Писарской и Г. Кутателадзе (Алышбаева, Будайчиев, Прыткова, 2001). Интересно, что после открытия центральная фигура стала именоваться Уркуей Салиевой[3], и сегодня, среди многих бишкекчан и бишкекчанок, этот монумент воспринимается именно как памятник Уркуе. Однако разговор со скульптором подтвердил, что данная фигура не задумывалась как конкретная личность (Т. Садыков, интервью, сентябрь, 2017). Вполне возможно, что такая персонализация была связана с интересом к личности Уркуи ввиду снятого Т. Океевым в 1971 году фильмом «Поклонись огню». Картина основана на реальных событиях, и рассказывает историю борьбы и гибели за советские идеалы и принципы героини фильма. А в 1980-м году открывается музей Уркуи Салиевой в селе Муркут Ошской области, где она была убита.

Фрагмент монумента Борцам революции в г. Фрунзе. Валковский В. 1980. 1-27361. ЦГА КФФД Кыргызской Республики.

Монумент Борцам революции создается как раз в период обращения власти к пройденым знаковым событиям в истории советского государства, их осмысления и опоры для формирования памяти советских граждан. «Над памятником Борцам революции Садыков работал, когда революционные события воспринимались народом в ореоле романтической героики, веры в счастливое будущее. Еще были живы многие участники тех событий и жива память о тех, кто отдал жизнь за счастье грядущих поколений, за переустройство жизни…» (Алышбаева, Будайчиев, Прыткова, 2001, с. 68).

Киевский Памятник чекистам – Бойцам революции установлен в 1967 году на площади Дзержинского, позднее переименованной в Лыбедьскую. Памятник был представлен стелой из красного гранита с высеченными лицами чекистов и надписью «Мужественным чекистам, бойцам революции, верным сынам Родины, павшим в боях за власть Советов, память и благодарность народная». Авторами его являлись скульптор В. Бородай, архитектор А. Игнащенко (В Киеве, сайт). Возведен он был по заказу власти, вероятно, к 50-тилетию юбилея революции. Воплощен монументальными и гиперболизированными образами тех, кто действительно революцию совершал, а не собирательными образами народа или родины-матери (А. Золотарев, интервью, сентябрь, 2017), как например, это было сделано в Бишкеке.

Торжественное открытие Памятника чекистам в г. Киеве. Лавидзон Я. 1967. 2-151861. ЦГА КФФД Украины

Дружба народов                             

Монумент Дружбы народов в Бишкеке возведен в 1974 году по заказу власти в честь 100-летия вхождения территории Кыргызстана в состав Российской империи. Авторами его стали скульптор Т. Садыков, З. Хабиббулин, монументалист С. Бакашев, архитектор А. Нежурин. Композиция бишкекского памятника состоит из двух обелисков, символизирующих два народа – кыргызский и русский. Обелиски опоясаны многофигурным рельефом, центральной сценой его является легкое рукопожатие двух женщин, представляющих два дружественных народа (Алышбаева, Будайчиев, Прыткова, 2001, с. 63). Обращает на себя внимание то, что в центре композиции находятся женщины как символы народа. Характерно, что именно в этот период усиливается репрезентация женщины как матери, хранительницы очага и нации, что началось еще в 1950-х годах. Эта тенденция возвращала более консервативное и патриархатное отношение к женщине, которую власть теперь желала видеть не только через трудовую и общественно-политическую идентичность, но и через семейную и репродуктивную.

Монумент Дружбы народов. Лазарев В. 1976. 0-470825а. ЦГА КФФД Кыргызской Республики

Киевская Арка Дружбы народов была возведена в 1982 году в честь воссоединения Украины и России. Авторы С. Скобиков, С. Миргородский, К. Сидоров (Архитектура СССР, 1982). В центре композиции два мужчины-работника, представители русского и украинского народа, вместе держащие над головами советский орден «Дружба народа». Справа находится многофигурная композиция по мотивам Переяславской Рады[4]. Композиции связаны аркой-радугой, символизирующей единение двух народов.

Торжественное открытие монумента в ознаменование воссоединения Украины с Россией в г. Киеве. 1982. Бормотов А. 2-143058. ЦГА КФФД Украины

Идейное содержание Дружбы народов перекликается с монументами, поставленными в Союзных странах, где отображена дружба между русским и другими народами. Помимо монументального искусства этот нарратив также транслируется через политический жест учреждения в 1972 году Указом Президиума Верховного Совета СССР ордена «Дружбы народов» в честь 50-летия образования СССР. Орден вручался за весомый вклад в укреплении дружбы и сотрудничества народов, за вклад в социально-политическое и культурное развитие Союза. В год учреждения ордена его получили все союзные республики; автономные области и республики; области и округа (всего 59 единиц) (Мондвор, сайт). Таким образом, проводилась политика формирования единства братских народов, где дружба становится одним из ключевых оснований построения социалистического общества.  Ведется работа по производству политической и культурной памяти, которые в этот период могут уже взаимодействовать с индивидуальной и социальной памятью, сформированной за 50-ти летний период существования Советского Союза.

Торжественный митинг, посвященный открытию монумента воссоединения Украины с Россией в г. Киеве. Мосенжник Ю. 1982. 0-212690. ЦГА КФФД Украины

Культурная и политическая память

Разбираясь с тем, как монументальное искусство и искусство в целом работает с сохранением и конструированием памяти, мы обратимся к разработкам немецкой исследовательницы, историка и культуролога Алейды Ассман. Согласно Ассман (2014) человеческая личность есть продукт перемешивания разных видов памяти, и именно память позволяет выстраивать образ своей идентичности, т.е. она фундамент, на котором строится личность и ее отношения с миром. Индивидуальная память смешивается с социальной, поскольку в процессе социализации мы начинаем опираться не только на свой личный опыт и воспоминания, но и приобретаем память и знание наших близких (знания об опыте старшего поколения семьи, например); людей с которыми мы контактируем; социальных групп. Следовательно, память это не только наш опыт, но опыт и знания других людей. Таким образом, наши воспоминания взаимосвязаны с воспоминаниями других людей, через эту связь они обретают достоверность и весомость, обладают объединяющим потенциалом.

Авторка также вводит различение между социальной и культурной памятью. Социальная память более короткая ввиду ограниченности срока нашей жизни, ее носителями являются люди, передается через межпоколенческую коммуникацию и рассказы. Культурная же память вневременная, ее носители это материальные предметы, имеет транспоколенческий характер коммуникации и передается она через символы, монументы, ритуалы, книги и т.п.

Культурная память имеет схожие с политической (национальной) памятью задачи –  передача опыта и знаний, и оба вида памяти передаются через символы. Однако, между ними есть важные различия – политическая память держится на коллективных формах освоения и ритуалах, имеет высокую плотность содержания и тенденцию к унификации, тогда как культурная базируется на многообразии текстов, образов, предполагает индивидуальное усвоение и сопротивляется гомогенизации. Помимо сохранения память производит также и отбор. (Ассман, 2014). В случае политической памяти этот отбор и конструирование идентичности осуществляется на государственном уровне, где власть обладает ресурсами для закрепления определенных кодов, смыслов, канонов.

Таким образом, говоря о политиках памяти в Советский период, можно заметить как политическая и культурная память переплетаются, и политическая память через директивные методы доминирует. Мемориальные объекты и монументальное искусство кодируют пространства и поддерживают передачу сформированных властных смыслов, понятийного аппарата характерного для эпохи и распространяемого по всей территории Союза. В 1960-80-е годы через практики открытия новых монументов, посвященным знаковым событиям прошлого и коллективную ритуализацию (воспоминание), основанием которой они становятся (ежегодные, периодические празднования в честь годовщины событий), производится передача знаний и опыта следующему поколению; происходит коммеморация, когда исторические события становятся актуальной памятью.

Праздник «Чувство семьи единой» у монумента в честь воссоединения Украины с Россией в День Киева. 1987. Давидзон Я. 0-166050. ЦГА КФФД Украины

При этом мы не утверждаем гомогенизацию и сведение к одному знаменателю культурной и политической памяти в период существования Союза. Мы разбираем, через введенные Ассман различия, с какой памятью советское монументальное искусство имело тенденцию работать. Поскольку, с одной стороны, искусство попадает в поле культурной памяти через работу с символами и «обобщенное эстетическое высказывание» (Ассман, 2014, с. 224), с другой стороны, ввиду своей монументальности, политической заряженности и через коллективные практики ритуальности оно апеллирует к политической памяти.

Десинхронизация после 1990-х годов

Вопрос конструирования идентичности не потерял своей актуальности после 1990-х годов. Резкое изменение политической, экономической, культурной и социальной сфер, привело к потере политической и, в какой-то мере, культурной идентичности. Происходят разнонаправленные процессы поиска ориентиров – обращение к досоветской истории, ностальгия по Советскому, обращение и осмысление ушедшей эпохи Союза. В случае монументального искусства в контексте разных стран отношение и действия разнятся.

Монумент Борцам революции

Пространство вокруг Бишкекского монумента Борцам революции после начала 2000-х годов стало местом панк, рок тусовки, которое именовалось «поляной». Место самоорганизации и встречи неформальной молодежи по вечерам в центре города, рядом с подземным переходом, где участники и участники периодически зарабатывали тем, что пели под гитару.

После 2010 года монумент стал важным местом для локальных феминистских инициатив.  Первым событием около монумента, стала акция 29 ноября, посвященная Международному дню правозащитниц. После, около монумента проводятся мероприятия в рамках альтернативного празднования 8 марта – Международного Дня Женской Солидарности и борьбы за равные права и возможности и в рамках 16-ти дней активизма против гендерного насилия с 25 ноября (Международного дня против насилия в отношении женщин) по 10 декабря (Международного дня прав человека). Активистками и активистами пподготавливаются и реализуются флешмобы, танцы и другие публичные события. Так, 7 марта 2016 года был проведен Праздничный марш в честь Международного Дня Женской Солидарности, конечной точкой которого был монумент Борцам революции. Марш завершился танцевальным флешмобом и информационным мероприятием (Бишкекские феминистские инициативы, сайт).

Монумент Борцам революции. г. Бишкек. 2017

Таким образом, монумент стал местом проведения публичных и медийных событий, нагруженным символическим значением. Он подходил и как пространство, и политически как символ. С точки зрения расположения, как было упомянуто выше, монумент находится в центре города, его организация включает в себя просторную площадь, вдоль которой проходит большое количество людей. Символически же это  отождествление главной композиции монумента как персонализированного образа Уркуи Салиевой (Сельби, e-mail коммуникация, октябрь, 2017) [5]. Героини, которая репрезентирует собой не только личную женскую эмансипацию, но и борьбу за освобождение, политические и общественные преобразования. При этом уже неважно задумывалась ли главная композиция как Уркуя или нет. Важно, что пространство, организованное советской идеологией и символически несколько мифологизированное горожанами, стало политически важным в теле города для группы людей, которые обращаются к нему с целью распространения идей не дискриминации, эмансипации, ненасилия, солидаризации и борьбы за права человека. Таким образом, происходит переозначение монумента, через который производится работа с культурной памятью сегодня.

Монумент Борцам революции. г. Бишкек. 2017

На примере этого монумента можно увидеть, как работает культурная и социальная память. Переозначение народом (снизу) монумента, как воплощенного образом Уркуи Салиевой, становится основанием транслирования идей феминистскими и правозащитными инициативами. При этом обращение к нему происходит через культурную память, которая выросла из социальной памяти Советского народа и подхвачена в постсоветский период.

Совсем иная история с Памятником чекистам – Бойцам революции в Киеве. В 2015 году вступил в силу закон «Об осуждении коммунистического и нацистского тоталитарных режимов в Украине», согласно которому сносятся работы монументального искусства, где присутствует советская символика (Верховная Рада Украины, сайт). Помимо демонтажа монументов закон включает и другие компоненты – запрещается советская символика, осуждается коммунистический режим, открываются архивы советских спецслужб и признаются борцами за независимость Украины УПА и другие организации. При этом нужно отметить, что так называемый «ленинопад» начался в Украине еще в середине 1990-х (Новое время, сайт).

Памятник чекистам в г. Киеве. 1970-е гг., Бернштейн П. 2-138805. ЦГА КФФД Украины

Снос Памятника чекистам был инициирован представителями гражданского общества в 2015 году. Они пытались самостоятельно разрушить его лицевую сторону. В ответ на их действия группа художников предложила отделить портретную часть и перенести, чтобы сохранить ее как памятник архитектуры и искусства. Однако, ввиду ряда обстоятельств, идея о переносе не была реализована. И уже в 2016 году он был снесен централизованными действиями власти в рамках политики декоммунизации.

Площадь Лыбедьская (бывш. Дзержинская), где находился Памятник чекистам – Бойцам революции. Киев. 2017

Некоторые украинские работники культуры считают, что часть советских работ монументального искусства  нужно оставлять как объекты культуры и архитектуры; что нужен здоровый процесс дегероизации, а не повальное разрушение этих объектов и символов. (А. Золотарев, интервью, сентябрь, 2017).

Так украинский художник В. Воротнев сделал проект, связанный с советскими монументами. Он создал серию фотографий, на которых молодые люди используют пространство монументов как место для катания на скейтборде, превращая  его в удобное пространство для развлечения и тренировок. С точки зрения Воротнева, если к памятнику подставить хафпайп[6], то он будет более декоммунизирован, нежели просто «разнести» его. Для художника важно сопоставить, как советское идеологическое разрушается поколением 1990-х, которые по-своему используют раньше полу священное публичное пространство (где нельзя было даже просто тусоваться). Подобная трансформация, с точки зрения художника, лишает смысловой значимости и символического пафоса монументы и памятники, которые для следующего поколения становятся объектами, не обладающими идейной и политической заряженностью, скорее, своими действиями, они уничтожают их (В. Воротнев, интервью, июль, 2017).

 Дружба народов

В определенной степени подобная трансформация произошла с монументом Дружбы народов в Бишкеке. Исходя из пространственной организации, в 2008-м году он стал местом сбора молодежной субкультуры велосипедистов. Причиной обращения к монументу один из ее участников назвал физическое оформление пространства вокруг монумента – ступеньки и небольшой съезд, что удобно для освоения трюков. Позднее  оно перестало быть местом сбора и легких тренировок, так как было освоено под парковку (В. Мельников, разговор, сентябрь, 2017).

Монумент Дружбы народов. г. Бишкек. 2017

Подобные превращения (ранее политически и  символически значимых мест в пространство, используемое городскими спортивными субкультурами) становятся в определенной степени характерными для отдельных монументов стран бывшего Союза.

Арка Дружбы народов в Киеве находится в списке монументов под снос с 2016 года (Украинский институт национальной памяти, сайт). Представители Министерства культуры огласили идею замены монумента на памятник погибшим во время АТО[7]. Однако, до настоящего времени заявленная трансформация еще не реализована. В апреле 2017 года она оказалась в центре скандала. Арку монумента начали оформлять в цвета радуги (арт-инсталляция Арка разнообразия), что было приурочено к проведению песенного конкурса Евровидение-2017. Но еще до завершения работ активисты «Правого сектора» и «Свободы» остановили действие по оформлению, заявляя, что подобное украшение является «скрытой пропагандой ЛГБТ».

Арка Дружбы народов. г. Киев. 2017

В связи со скандалом работы остановили, а позднее вернули арке прежний вид. При этом сложилась парадоксальная ситуация, так как среди тех, кто был против оформления арки в цвета, были люди, которые заявляли, что это памятник советского модернизма, который не может подвергаться трансформации. Вместе с тем, эти же люди до этого выступали за снос монумента в рамках политики декоммунизации (Е. Моляр, интервью, июль, 2017). Также Евгения Моляр[8] отмечает, что остановка оформления арки в связи с реакцией «Правого сектора» симптоматична, так как это не первый раз, когда власть принимает решения относительно советского наследия, основываясь на позиции право ориентированных организаций.

Арка Дружбы народов. г. Киев. 2017

Таким образом, в постсоветский период происходит символическая и физическая трансформация советских монументальных работ, так называемая «десинхронизация» ранее идеологически условно «синхронизируемых» пространств.

Государства, культуры, нации не имеют своей памяти, они ее конструируют через создание знаков и символов культуры, тем самым создавая коллективную идентичность. Согласно Ассман (2014, p.39) «осмысление и сублимацию истории в виде памятников, мемориалов и священных мест нельзя сводить к искажению некоего исторического факта, ибо они сами становятся фактами истории. Речь здесь идет не об искажении, как трактуется «миф» критикой идеологии, а о культурной конструкции, оказывающей существенное воздействие на настоящее и будущее». Так, содержание и образное воплощение советских монументов, характерных для определенных стран, влияет на то, имеет ли обращение к монументам политически символическую востребованность (монумент Борцам революции, воспринимаемый как образ Уркуи Салиевой в Бишкеке); вступает ли это воплощение в конфронтацию с современными процессами ввиду политической обстановки (Памятник чекистам — Бойцам революции, Арка Дружбы народов в Киеве); или монумент оставляет за собой физически организованное пространство, лишенное смысла для той группы, которой он востребован (Монумент дружбы народов в Бишкеке).

В данном тексте мы сравнили лишь два идеологических посыла, воплощенных в монументах Бишкека и Киева, чтобы проследить как определенные явления и события закреплялись в монументальном искусстве; разобрать, как происходило конструирование общей советской памяти и ее воспоминания; и как эта память (в рамках выбранных монументов) постепенно становится историей или основанием для реконструкции актуальной сегодня памяти и идентичности.

Примечания

[1] Программа резиденций предоставляет художникам и кураторам возможность провести исследование, создать новое произведение, познакомиться с локальным художественным сообществом и реализовать специальный проект в партнерстве с арт-организациями в Армении, Азербайджане, Беларуси, Грузии, Казахстане, Кыргызстане, Молдове, Таджикистане, Узбекистане и Украине. Принимающая сторона в Киеве (Украина) CSM / Foundation Centre for Contemporary Art и Open Place art platform.

[2] Определение процессов в терминах «синхронизации» и «десинхронизации» опирается на статью Н. Милерюс «Синхронизация и десинхронизация настоящего и прошлого на Советском и Постсоветском пространствах». Статья опубликована в сборнике научных трудов «P.S. Ландшафты: оптики городских исследований» под редакцией Н. Милерюс, Б. Коуп, 2008.

[3] Уркуя Салиева известна как активистка, председательница сельского совета, которая в 1934 году погибла от рук тех, кто был против проводимой советской властью политики.

[4] Собрание представителей запорожского казачества во главе с гетманом Богданом Хмельницким, состоявшееся в январе 1654 года в Переяславе, на котором было всенародно принято решение об объединении территории Войска Запорожского с Русским царством, закрепленное присягой на верность царю. В её центре находятся Богдан Хмельницкий и Василий Бутурлин — российский посол.

[5] Со-основательница Бишкекских Феминистских Инициатив.

[6] Хафпайп – сооружение, используемое экстремальными видами спорта, в котором катающиеся перемещаются вперёд-назад внутри большого желоба.

[7] Антитеррористическая операция, зона военных действий в нынешней войне между прорусскими солдатами и военными подразделениями в Восточной Украине

[8] Участница коллектива ДНД, работающего с Советским монументальным искусством.

Источники:

Алышбаева Д. Ж., Будайчиев Б.Д., Прыткова Л. А. (2001). Монументальное искусство Бишкека. Москва: Галарт.

Ассман А. (2014). Длинная тень прошлого: Мемориальная культура и историческая политика. Москва: НЛО.

Воронов Н. В. (1984). Советское монументальное искусство.

Милерюс, Н. (2008). Синхронизация и десинхронизация настоящего и прошлого на Советском и Постсоветском пространствах. Под ред. Милерюс, Н., Коуп, Б., P.S. Ландшафты: оптики городских исследований.

Совет Народных Комиссаров СССР. (1918, апрель). Декрет О снятии памятников, воздвигнутых в честь царей и их слуг, и выработке проектов памятников Российской Социалистической Революции.

Ломовских Г. (1970). Справка о работе культурно-просветительских учреждений по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Ф. К-3, Д. 257. ЦП КП Киргизии, стр. 3., ЦГА КР.

В Киеве. Памятник чекистам.

Мартынюк, С. (1982). Городу Киеву. Архитектура СССР, № 6. с. 1-9.

Новый монумент на старый постамент! (2013, июнь). Общероссийский государственный телевизионный канал «Культура».

«Правый сектор» остановил раскраску Арки Дружбы народов. (2017, 27 апреля). Информационное агентство Униан.

Перечень памятников и памятных знаков г. Киева, подлежащих демонтажу. (б. д.). Украинский институт национальной памяти.

Орден Дружбы Народов. (б.д.). Монетный двор.

В Украине вступил в силу закон о декоммунизации. (2015, 21 мая). Новое время.

Появилось фото, как Арку дружбы народов в Киеве превращают в радугу (2017, 25 апреля). Апостроф.

Памятник чекистам. (б.д.). В Киеве.

Арка Дружбы Народов. (б.д.). Заметкин

Праздничный марш в честь Международного Дня Женской Солидарности. (2016, 3 марта). Сайт Бишкекские феминистские инициативы

Источник: Лаборатория СИ