Мы в соцсетях:

Личная история Атаевой Рузижона: История наших предков

8 апреля, 2022 г.

Эта история была отправлена нам Атаевой Р. когда Эсимде объявил сбор личных историй «Семейные истории, переходящие из уст в уста. Кыргызстан -XX век» в 2018 году.  Мы верим что важно сохранить память о судьбах людей и своей семьи, переданных в устных историях из поколения в поколение.

Из таджикского Худжанда до кыргызской Исфаны, сплетение таджиков, кыргызов и узбеков в наших семьях и смерть от рук басмачей

Я думаю, что каждый человек, который приходит в этот мир (не по своей воле) должен интересоваться историей своих предков: собрать информацию о них, рассказать следующему поколению. Потому что жизнь — это такая штука, которая всегда развивается, меняется и в ней происходит множество событий. Жить нужно так, чтобы после тебя остались воспоминания, дело которое продолжили бы твои потомки, и, конечно же, хорошие имена и вечная память.

Я сама родилась в послевоенные годы, в 1955 году в селе Исфана, Лейлекском районе, Ошской области, Киргизской ССР. Мои предки были из узбекско-таджикской семьи родом из Худжанда, Таджикской ССР. При Советском Союзе этот город назывался Ленинабадом.

По жизненным обстоятельствам мои предки переселились в Исфану, которая называлась Аспанакентом до Октябрьской революции. Вокруг Исфаны были расположены маленькие деревни и города как город Ура-Тюбе, посёлок Пролетарск (в своё время назывался Драгомером), сёла Замборуч и Кургонча, в основном с узбеко-таджикским населением и сёла Ак-Булак, Тайлан, Голбо, Тогуз-Булак, Подхоз, Катран с кыргызским населением.

К 60-ым годам двадцатого века в Исфане функционировали три школы. В школе «Исфана» и в школе имени Токтогула в основном обучались дети узбеков, а школа имени Гагарина была интернациональной, где обучались русские, кыргызские и узбекские дети. Я хорошо помню те времена, тогда не делили по национальному признаку, и у меня были одноклассницы кыргызки Сурма, Гулу, таджички Фотима, Хамрожон. В общем, Исфана была многонациональным селом, где жили даже немцы – жертвы Сталинских репрессий. И предки мои тоже прославились в Исфане своей толерантностью, которую показали на своем примере межнациональных браков. Расскажу о нескольких поколениях моей семьи.

Поколение I: Аноркул бай, родился в дореволюционный период (точная дата неизвестна, начало 19 века) в Худжанде, в Таджикской ССР. Он был рыжеволосым, краснолицым человеком. Его называли Малла бобо (Рыжий дед). У него было три жены, одна из них была кыргызкой, у них была дочь Угилой, от остальных жен у него было трое сыновей – Розик, Шокир и Дадавой. Дед был единственным кузнецом в Исфане, к нему люди ездили из других городов и сёл за услугами кузнеца. Так он стал помогать местным фермерам заниматься земледелием, а скотоводам – управлять скотом. Дочь Угилой он выдал за кыргыза из племени Кенжа. Она родила дочь Розию и троих сыновей Турсунбой, Илаш и Эргаш и дожила до 105 лет. Розия всю жизнь прожила и проработала в Исфане в почтовой службе.

Поколение II: Розик сын Аноркула был мясником, жена его была таджичкой Халча бодом. Шокир занимался земледелием, а Дадавой остался в Худжанде. Я и мои дети потомки деда Розика, у которого было трое сыновей – Шарип, Махмадали и Ишонкул. Ишонкул был мясником, Шарип был революционером, активистом, и помогал строить социализм в Исфане и призывал односельчан бороться против противников социализма – басмачей. Басмачи убили его. После смерти увековечили его имя и в его честь назвали улицу. Его сын родился после его смерти и мать его назвала Абдушахидом, что в переводе с арабского означает «жертва». Абдушахид был образованным человеком, проработал директором школы, начальником сельхоз отдела Райкома, то есть третьим лицом первого секретаря. Во время ВОВ он добровольно ушел на войну и погиб в 1942 году. Мать не смогла смириться, она ждала сына до конца своей жизни. Она всегда ложилась спать только со спичками в руках, чтобы быть готовой, когда придет её сын.

Следующий сын Розика, Махмадали, был кузнецом. Он был мастером на все руки, чинил и ремонтировал военное оружие. И вот однажды басмачи во главе с Ахмадхужа Эшоном украли его и увезли в горы, чтобы он починил их оружие, после чего его отпустили. Но потом решили подстраховаться, догнали его и убили камнем, подкравшись сзади. После этого случая отношение к басмачам у наших родственников и у жителей Исфаны стало негативным. Хотя они говорили, что борются за свободу от русских, они убивали мирных людей. Махмадали был поистине продолжателем ремесла своих предков, но ещё он сочинял стихи, пел песни и играл (а также ремонтировал) музыкальные инструменты. Однажды он участвовал на фестивале в Афганистане и выиграл первый для Исфаны граммофон. Но смерть от рук басмачей забрала его совсем молодым.

Поколение III: Третий сын Розика – Ишонкул, его дети Мустофокул (1900-1958), Муртозокул (1905-1976), Сулаймонкул (1910-1960) и Очакиз (1913-1934). Ишонкул был тоже рыжеволосым человеком, как свой прадед Аноркул, но был мясником как свой отец Розик. Он был женат на Рузижон, у них было трое сыновей и одна дочь. После смерти брата Шарипа, он женился на его жене Хайри по былым обычаям. Его старший сын Мустофокул воевал в ВОВ. У него не было детей.

Младший сын Муртозокул продолжил ремесло прадеда и стал кузнецом. Он был довольно талантливым кузнецом и не только чинил, но еще и изготавливал инструменты и оборудование для земледельцев. Так он прославился не только в Исфане, но еще и в соседних селах, готовил подковы для лошадей. Поэтому у него образовался многонациональный круг друзей из разных мест, которые, приехав в Исфану, всегда оставались ночевать у него дома. А на свадьбы его детей приходили и кыргызы, и таджики, и узбеки. Его семья гордится тем, что одним из его друзей был Каттабек, отец депутата в Жогорку Кенеш Джураева Мурата.

Всего у Муртозокула уста, так его называли, было семеро детей. Старший сын, Хазраткул, сделал много для культурного развития Исфаны и прослужил директором Дома культуры 12 лет. Один из его сыновей, Азамкул, по сей день продолжает ремесло наших предков и работает в своей мастерской «Уста Муртазо» и также служит для жителей Исфаны и соседних сёл.

Поколение IV: Сулаймон Полвон сын Ишонкула был моим отцом. По рассказам матери, во время ВОВ он дошел до Японии и вернулся живым, работал он в Колхозе, но также занимался курошом. До сих пор храню яркие воспоминания, как он приносил выигранные подарки в куроше во время свадеб в Исфане или на соревнованиях в других городах и селах. Он умер по неизвестным причинам, когда мне было пять лет. Сейчас я предполагаю, что причиной послужили ранения внутренних органов, которые он получал во время соревнований.

Поколение V: А нас, т.е. меня, Рузижон (меня так назвали в честь бабушки), Умрижона, сыновей Махмадали, Махмадамина и Маматкула растила мать, Саломат, в одиночку. Она дала нам возможность получить образование и достойно служить народу Исфаны. Старший брат Махмадали – один из первых исфанинцев, кто отучился на тракториста-машиниста. Махмадамин прославился как опытный электрик. Маматкул был одним из первых фотографов в Исфане, также он начал увлекаться шахматами, преуспев в этом деле. Сестрёнка Умрижон отучилась во Фрунзе и Ташкенте и многие годы проработала библиотекаршей, в том числе директором Лейлекской центральной районной библиотеки. А я с отличием закончила Самаркандский кооперативный институт Центросоюза имени В. В. Куйбышева. Свою карьеру начала в этом же институте работая бухгалтером. Позже работала экономистом в Сулюктинском горторге, а после переезда в Исфану преподавала бухгалтерский учет: сначала в Профессиональном лицее №48, после в Лейлекском филиале Международной академии управления, права, финансов и бизнеса (МАУПФиБ). До выхода на пенсию в 2010 году обучила несколько поколений бухгалтеров.

Мнения автора описанные в материале, не отображают позицию команды Эсимде.

Опубликовано в разделах: Important, Адамдар жөнүндө, О людях, События