Мы в соцсетях:

Личная история Мукамбетовой Айсулу: Уркун глазами 12-летней девочки

9 апреля, 2022 г.

Эта история была отправлена нам Мукамбетовой Айсулу когда Эсимде объявил сбор личных историй «Семейные истории, переходящие из уст в уста. Кыргызстан -XX век» в 2018 году.  Мы верим что важно сохранить память о судьбах людей и своей семьи, переданных в устных историях из поколения в поколение.

Одно дело, когда читаешь историю со школьных учебников, и совсем другое, когда эту историю слышишь у себя дома. Прабабушка моего мужа всю свою жизнь прожила в Иссык-Кульской области, она оставила память о своем нелегком детстве. Именно об этой девочке пойдет рассказ. Канышбубу было 12 лет, когда она бежала с семьей из родных краев. Прожитые дни пронзились в память на долгие годы, она вспоминала те дни до самой смерти. Даже в свои 97 она со слезами на глазах вспоминала тот пройденный путь, который сейчас нам известен как “Уркун”. Отрывки из того пути она поведала своим детям, а ее дети – нам.

“Мы вынуждены были оставить наш дом и бежать в сторону Китая через горы. Тот путь мы проделывали в лютый холод, когда ветер и снег пронизывал до костей, от холода немели руки, кожа трескалась до крови. Не было ни одежды, ни еды. Люди по дороге теряли детей, родителей, но вынуждены были идти дальше. И я потеряла на том пути своих родителей…

Многие семьи вынуждены были отдавать своих маленьких красавиц-дочерей за старых байманапов в обмен на чашу с зерном. Поступали они так не ради своей выгоды, они таким образом думали о будущем своей дочери. Не в состоянии прокормить детей, таким образом они отдавали их в чужие руки, с той надеждой, что там их дочь точно не умрет от голода. Я помню, как в один из тех дней на пути нам встретился русский солдат. Мы не понимали его языка, а он нашего. Стоял страшный голод, есть было нечего. Тогда он дал нам мешок картошки, а мы не могли понять, что это. Впервые увидев пыльные камни, попробовали на вкус, мы просто начали плеваться. После чего ему стало ясно, он сварил картошку, посолил ее для нас. В тот день мы впервые попробовали варенную картошку.

Когда мы шли по горам, впереди нас ждал огромный обрыв. Мужчины соорудили мост из войлока от юрты, застелили и держали, чтобы по этому полотну беженцы смогли перебраться на другую сторону. Среди нас была девушка из знатной семьи. Ее происхождение выдавали ее одежда, серебряные украшения, она была вся в черном одеянии, с длинными косами, также украшенными национальными изделиями. Она ехала верхом на черной лошади. Когда пришла ее очередь переходить мост, лошадь поскользнувшись упала вниз вместе со своей наездницей. Мне часто во сне снилась та девушка, которая из обрыва тянула руку и просила помощи.

На границу Китая мы пришли не полным составом, многих потеряли по дороге. Но и там мы выживали разными путями. Приходилось делать грязную работу, выполнять роль лошадей, возить людей на тачках. Так мы пробыли там некоторое время, когда за нами приехали наши соотечественники и забрали нас баржах обратно домой. Мы плыли на грузовых баржах через озеро Ыссык-Кол.

Когда нас высадили на берег нашей родной земли, мне было 14. Я осталась одна. Меня тогда приютила семья, в которой рос их единственный сын – мой будущий муж. Ему на тот момент было 17. Моя свекровь понимая, что я еще ребенок, относилась ко мне как к дочери, даже брала меня спать в свою комнату. Только когда мне исполнилось 18 и я была готова к семейной жизни, провели той. Так родилась наша семья, начался новый этап моей жизни.

Мнения автора описанные в материале, не отображают позицию команды Эсимде.